Современная экологическая обстановка в отдельных странах и регионах оставляет желать лучшего. Миссия нашего сайте — обеспечить русскоязычных жителей планеты Земля актуальной информацией о защите окружающей среды, экологической безопасности и экологии в целом.

Полезные ресурсы и публикации:
-

О.С. Шимова, Н.К. Соколовский
Основы экологии и экономика природопользования

Учебник. Мн.: БГЭУ, 2002. - 367 с.

Предыдущая

Раздел 4. Эффективность функционирования экологической сферы и новые стратегии охраны окружающей среды

Глава 20. Стратегия устойчивого человеческого развития и экологическая политика переходного периода

20.3. Формирование рыночных институтов экологической сферы

Возвращаясь на общемировые пути социально-экономического развития, мы ищем выход из экономического кризиса, что, наряду с использованием других средств, предполагает освоение и формирование институциональных рыночных механизмов. Преобразование отношений собственности путем разгосударствления и приватизации рассматривается на современном этапе как средство преодоления кризисной ситуации, необходимое условие перехода к рыночной экономике.

Формирование рыночных отношений в экологической сфере непосредственно связано с вопросами собственности на природные ресурсы. В обществе сложился стереотип представлений по этому поводу, который подразумевает, что основой рыночных преобразований является переход контроля над ресурсами в руки частных лиц, а частная собственность служит базой возрождения предпринимательства и роста эффективности производства. Однако мировая практика не дает безоговорочных примеров указанных преимуществ частной собственности над другими ее формами, за исключением сферы мелкого и семейного бизнеса.

В экономически развитых странах существуют разные формы собственности на природные ресурсы: государственная, федеральная (в государствах с федеральным устройством), муниципальная, собственность коренных народов (например, ресурсы в индейских резервациях США и Канады), собственность общественных организаций, частная. В государствах с федеральным устройством федеральной собственностью являются, как правило, стратегические ресурсы: нефть, газ и т.п., но могут таковыми быть и водные, и земельные, и др. Остальные ресурсы относятся к собственности субъектов федерации, муниципалитета и т.д.

Независимо от форм собственности на ресурсы природы в развитых странах законодательно регулируется процесс их использования, действует система ограничений на способы эксплуатации природных объектов. При этом права частного собственника могут быть существенно ограничены.

Распределение прав собственности между различными субъектами хозяйствования влияет и на распределение доходов от эксплуатации природных ресурсов. Механизм ценообразования на продукцию природопользования, политика приватизации природных ресурсов, экологическое налогообложение лишь перераспределяют доходы, приносимые использованием природно-ресурсного потенциала. Механизм вовлечения природных ресурсов в хозяйственный оборот определяет, кому будут принадлежать доходы.

В бывшем СССР вопрос о формах собственности на природные ресурсы не стоял, поскольку считалось, что все богатства природы являются общенародной, государственной собственностью. На деле природные ресурсы находились в безраздельном владении министерств и ведомств, занимавшихся их эксплуатацией. Фактическая бесплатность ресурсов, бесконтрольность их использования приводили к расточительному расходованию богатств природы в погоне за производственными показателями, поскольку собственность на них была, по сути, ничейной.

Важной проблемой переходного периода является восстановление в стране института собственности в целом. Основу его составляет свобода перераспределения имущественных прав между субъектами хозяйственной деятельности, каждый из которых должен обладать четко установленными правами и возможностями передавать их любому другому физическому или юридическому лицу. Без соблюдения этой правовой нормы институт собственности не может существовать. Поскольку государственная собственность не была ограничена никакой экономической и правовой ответственностью перед гражданами или юридическими лицами, то можно сказать, что институт собственности в законодательном порядке в централизованно-командной экономике отсутствовал.

Однако вопрос об изменении в отношениях собственности на землю и другие природные ресурсы весьма не прост. В различных постсоветских республиках он решается по-разному, но везде вызывает политические дебаты и научные дискуссии. Так, в соответствии с действующей в Российской Федерации Конституцией (ст. 9) "земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности".

Обращает на себя внимание то, что первой названа частная собственность. Это можно расценить как установку на ускоренное разгосударствление природно-ресурсного потенциала. Однако отношения собственности в природопользовании — тонкая Материя, поскольку речь идет об ограниченных, зачастую исчерпаемых ресурсах. Сторонники огульной приватизации земли, в частности, во главу угла ставят право свободно продавать и покупать ее, ссылаясь на опыт стран с рыночной экономикой, игнорируя при этом негативные стороны этого процесса (захват природных объектов в частную собственность с целью дальней шей спекуляции для наживы).

Природопользование (и землепользование, в том числе) i странах Западной Европы и Америки исторически сложилось на основе частной собственности на землю. Формирование земельных отношений происходило эволюционно, при этом в не которых государствах во имя обеспечения социальной справедливости предпринимались попытки реформирования их в сторону национализации, в других — введения единого для всех земельного налога (например, в США в конце XIX в.). Несмотря на постепенный характер развития и утверждения института частной собственности на землю в странах с развитой экономикой, такая система землепользования породила целый ряд серьезных социальных проблем, связанных с разорением мелких и даже средних собственников, наличием пустующих, неиспользуемых земельных наделов и спекуляций ими, паразитическим присвоением ренты собственником земли на базе объективного роста ее стоимости и т.п.

Для поддержания социальной стабильности власти предпринимали попытки бороться с этими явлениями с помощью экономических и правовых рычагов. Так, в Германии неоднократно пытались ввести специальный налог, побуждающий к эффективному использованию земли, предотвращающий "накопление земли без использования". Однако эти попытки оказались тщетными из-за упорного сопротивления политически влиятельного класса крупных земельных собственников, особенно собственников на землю в пределах городов.

Учитывая опыт Запада, государствам постсоветского пространства следует создать такую систему землепользования и природопользования в целом, которая бы обеспечивала реальную экономическую свободу использования земли и других благ природы и в то же время исключала паразитирование на праве собственности на них. Стоимость земли и природных ресурсов, как свидетельствует мировая практика, имеет устойчивую тенденцию к росту, но в момент купли-продажи невозможно точно оценить все многообразие факторов, которое окажет влияние на изменение их стоимости в перспективе. Собственник земли получает по существу неограниченное право присвоения ренты, которая не была учтена в момент совершения сделки и не принадлежит ему. В этом состоит главная причина социальной несправедливости и неравенства в обществе. Для их устранения необходимо, чтобы хозяин земли получал доход, пропорциональный его вкладу в развитие производства, при условии ежегодной выплаты ренты (земельного налога) обществу в размерах, отражающих меняющуюся во времени ценность земельного участка. Поэтому целый ряд ученых и политиков считают, что необходимо законодательно регламентировать не частную собственность на землю, которая порождает прежде всего меркантильные интересы и спекуляцию, дальнейшее расслоение общества на богатых и бедных, а право частного пользования землей.

В Швейцарии такая собственность называется "правом застройки", в Германии — "наследственным правом застройки", которое предоставляется сроком на 50—99 лет.

"Собственность для пользования" так же, как и обычная частная собственность, позволяет землю продавать, дарить, сдавать в аренду, закладывать и т.п., но объектом продажи (дарения, аренды и т.д.) выступает при этом не сама земля, а вложенный в нее капитал, то есть строения или иное капиталовложение, осуществленное на земле. При приобретении права "собственности для пользования" цена земли определяется, во-первых, стоимостью всех объектов, размещенных на ней (зданий, сооружений и пр.), и, во-вторых, — ставкой земельного налога, который и в дальнейшем уплачивается обществу в размере ренты, полученной при использовании земли. В этом отличие "собственности для пользования" от частной собственности на землю, когда цена ее погашается сразу в момент купли-продажи.

Борьба двух изложенных точек зрения на характер частной собственности на землю во властных структурах России не позволяет высшему законодательному органу до сих пор принять ни земельный кодекс, ни закон о собственности на землю в РФ.

Однако существует еще один принципиальный подход к решению вопроса собственности в природопользовании, суть которого состоит в том, что специфика страны с переходной экономикой диктует необходимость сохранения государственной собственности на существенную долю природных ресурсов, приносящих дифференциальную ренту, чтобы использовать рентные доходы на разрешение социальных и экономических проблем.

Собственность на природные ресурсы может быть распределена между субъектами власти (центром, регионами), а компетенция каждого из органов власти должна быть закреплена законодательно. Но система отношений собственности на природные ресурсы должна быть адекватной рыночным отношениям, поэтому, помимо государственной (республиканской, региональной), она будет включать и частную, акционерную, коллективную. Однако приоритет в силу сложившейся ситуации должна иметь государственная собственность. При этом на органы государственной исполнительной власти возлагается организация процесса трансформации собственности, а также регулирование процессов использования ресурсов природы вне зависимости от того, кому они принадлежат.

Данный подход нашел определенное воплощение в реализации отношений собственности в природопользовании в Беларуси. В Конституции Республики Беларусь (ст. 13) записано, что недра, воды, леса составляют исключительную собственность государства. В собственности государства находятся и земли сельскохозяйственного назначения. Однако в соответствии с Законами "О праве собственности на землю" (1993) и "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "О праве собственности на землю" (1997) определены две формы собственности на нее — государственная и частная.

В государственной собственности остаются все земли сельскохозяйственного назначения (колхозов, совхозов, других сельскохозяйственных предприятий). В частную собственность не передаются также земли, имеющие общегосударственное значение: земли общего пользования в населенных пунктах, занятые предприятиями транспорта, связи, предоставленные для нужд обороны, под заповедники и т.д., а также земли лесного и водного фондов и некоторые другие категории земель (например, участки, где есть разведанные месторождения полезных ископаемых и др.).

В соответствии с нашим законодательством право частном собственности на землю предоставляется гражданам Беларуси| для ведения личного подсобного хозяйства, для строительства и обслуживания жилого дома, для садоводства и частного строительства. Более того, регламентируется принудительное (по решению суда) изъятие земельных участков местными органами власти в случае использования земли не по целевому назначению. Препятствует спекуляции землей и ограничение размеров предоставленных в частную собственность земельных участков, В соответствии с логикой рыночных отношений земли, находящиеся в частной собственности, могут передаваться по наследству, продаваться, сдаваться в аренду. Разрешается также сдача участков в залог для получения кредитов в банках, имеющих лицензию на ведение залоговых операций.

Земля в Беларуси может быть в частной собственности и юридических лиц (их собственников), в том числе и зарубежных, eс ли на этой земле располагаются приватизированные данными лицами производственные объекты или объекты по оказанию услуг. Юридическим лицам могут быть проданы и земельные участки для строительства и эксплуатации необходимых для Республики Беларусь предприятий при осуществлении инвестиционных проектов. Передача земли в собственность юридических лиц, в том числе и зарубежных, осуществляется за денежные средства в порядке, определяемом Президентом страны.

Такая регламентация масштабов приватизации земли в условиях переходной экономики препятствует разбазариванию продуктивных сельхозугодий, наживе и незаслуженному обогащению на их перепродаже одних, обнищанию и безработице других, и поэтому имеет большую социальную значимость.

Приватизация в природопользовании в широком смысле этого понятия, помимо проблемы отношений собственности на природные ресурсы, имеет и другой немаловажный аспект — экологический, связанный с задачами сохранения окружающей среды в процессе разгосударствления и приватизации государственных предприятий.

Под приватизацией подразумевается не только переход к частной собственности, но и более общий процесс смены собственника путем продажи или передачи на различных условиях госсобственности коллективам, акционерам, иностранным фирмам, частным лицам. Названные субъекты хозяйствования в своей равноправной деятельности и здравой конкуренции более всего отвечают требованиям цивилизованной рыночной экономики. Рынок в современном его понимании отрицает монополию одной формы собственности, требует их многообразия, экономического равноправия.

Приватизация госсобственности не является отечественным изобретением. Активный процесс приватизации наблюдался в ряде западных стран в 80-е годы. Так, в период с 1981 г. по 1991 г. в Великобритании в частные руки перешли известнейшие металлургические компании страны, приватизации подверглись некоторые железные дороги, предприятия угольной промышленности, водоснабжения. Опыту Великобритании последовали Новая Зеландия (продажа государственной авиационной компании), Чили (приватизация телефонной компании). Продажа предприятий в то же время происходила и в других западноевропейских государствах: ФРГ, Бельгии, Италии. Причинами приватизации послужили, с одной стороны, низкая рентабельность денационализируемых объектов, с другой — потребность правительств в наличных средствах. Многие приватизированные компании резко повысили свою эффективность.

Политика в области приватизации в странах, вставших на путь рыночных преобразований, нацелена на получение доходов от продажи госсобственности, обеспечение занятости, модернизацию приватизируемых объектов покупателями, содействие региональному экономическому развитию, росту налоговых поступлений и т.п.

В Беларуси, хотя и медленнее, чем в соседних странах с переходной экономикой, тоже происходит процесс приватизации и разгосударствления предприятий. Б республике была принята Государственная программа приватизации, предусматривавшая завершение до 1997 г. приватизации госпредприятий торговли, общественного питания, бытового обслуживания, разгосударствление предприятий деревообрабатывающей промышленности, а также предприятий по переработке сельхозпродукции. Но процессы эти идут медленными темпами. За период 1991—1996 гг. было приватизировано 2122 объекта республиканской и коммунальной собственности, из них практически половину составили предприятия бытового обслуживания, торговли и общественного питания и только 244 объекта — промышленные предприятия. С 1996 г. эти процессы затормозились: из 900 намеченных в соответствии с годовой программой было приватизировано около 400 государственных объектов, в 1997 г. — 572, в 1998 г. — 418, в 1999 г. — 296 предприятий. На предприятия негосударственной формы собственности в 1999 г. пришлось 44 % всей произведен- ной в республике промышленной продукции, 68 % объема подрядных работ, 78 % розничного товарооборота. Однако приватизация остается одним из ключевых моментов реформирования , экономики и в ближайшей перспективе, как следует из Концепции и программы развития промышленного комплекса Республики Беларусь на 1998 — 2015 гг., процесс этот должен нарастать.

Происходящие в обществе и госструктурах дискуссии по поводу приватизации связаны с тем, что передача объектов государственной собственности в частное владение затрагивает эко- комические, социальные и иные интересы отдельных граждан, коллективов, общества в целом. Но наряду с традиционными проблемами приватизация может усугубить и экологические, поскольку пока не разработаны четкие правовые основы воздействия государства на субъекты хозяйствования, получившие в результате разгосударствления известный суверенитет. Как считают многие исследователи данного вопроса, права приватизированных объектов защищены законом в большей степени, чем интересы общества в области охраны природной среды.

Промышленные предприятия — важнейшие объекты приватизации — являются и основными источниками загрязнения среды обитания. Техническая база промышленности устарела на большинстве предприятий она представляет традиционный (четвертый) или даже реликтовый технологический уклад. По ориентировочным оценкам, только около 18 % всего парка машин и оборудования в промышленности Беларуси соответствуют мировому уровню, из них лишь 4 % задействовано в технологических процессах, имеющих мировые стандарты. На большинстве предприятий, построенных десятки лет назад, используемые технологии далеко не всегда отвечали экологическим требованиям того времени, тем более они не могут удовлетворить сегодняшние экологические стандарты.

При оценке условий, в которых идет приватизация, нельзя не учитывать кризисное состояние отечественной экономики, дефицит государственных финансовых ресурсов. Приватизация дает возможность в короткое время получить значительные суммы от продажи предприятий и одновременно освободиться от бремени убыточных, нерентабельных объектов. Однако проводить приватизацию, не определив правила учета экологического фактора, нельзя. Процессу приватизации должно предшествовать решение ряда вопросов: каково состояние охраны окружающей среды на приватизируемом объекте, какие мероприятия следует предусмотреть для соблюдения требований экологического законодательства, сколько средств (и каких) для этого необходимо, включая реконструкцию предприятий, кто будет нести расходы по реализации этих мер, какие административные решения могут быть приняты для выполнения экологических требований и т.п.

Конечно, в рыночной экономике на помощь административным рычагам приходят экономические методы воздействия на предприятие-загрязнитель, но в ближайшее время надеяться на их высокую эффективность не приходится. Ведь известно, что действующие нормативы платежей за загрязнение существенно меньше затрат, требуемых для снижения загрязнений, и предприятию выгоднее платить за выбросы, не сокращая их объемов. Поэтому необходимо принять правила учета экологического фактора в процессе приватизации государственной собственности, запрещающие в первую очередь наращивать выбросы (сбросы) в окружающую среду выше имеющегося уровня.

Важнейшим условием, предшествующим приватизации объекта, должно быть проведение экологического аудита (экологической экспертизы). При этом в правилах должны быть уточнены значения экологических параметров, которым предприятие должно соответствовать. К сожалению, Законом Республики Беларусь "О государственной экологической экспертизе" приватизируемые предприятия не отнесены к объектам обязательной экологической экспертизы. В то же время экологическая экспертиза предприятий, подлежащих приватизации, должна стать первостепенным организационно-правовым механизмом разработки обоснованной программы экологической санации и, в конечном счете, обеспечения учета экологических интересов общества в процессе приватизации.

Экологическая экспертиза позволит установить экологически опасные предприятия, которые вплоть до проведения на них организационно-технических мер по экологической санации Должны быть исключены из перечня объектов, подлежащих приватизации. И в целом процесс приватизации должен быть поставлен под контроль природоохранных органов, которые устанавливают экологические нормативы для приватизированных объектов и сроки их реализации, а также обязаны осуществлять регулярный надзор за соблюдением экологических стандартов.

Процесс приватизации госсобственности, грамотно регулируемый государством, может способствовать улучшению экологической ситуации, решению задачи экологизации производства. Для этого необходимо разработать систему льгот для предпринимателей, способных предложить передовые природоохранные и ресурсосберегающие технологии и взявших обязательство (в форме договора) реконструировать приобретаемое производство.

20.4. Свободное предпринимательство и развитие рынка экологических услуг и работ

Одним из основополагающих институтов смешанной экономики является свободное предпринимательство, основанное на частной собственности, рыночном способе организации хозяйства и оборота продукции. Гибкий, динамичный, быстро реагирующий, прибыльный бизнес необходим как движущая сила устойчивого экономического развития и одновременно как источник обеспечения техническими и финансовыми ресурсами, требуемыми для решения экономических и неразрывно связанных с ними экологических проблем.

Если рассматривать развитие предпринимательской деятельности с позиций экологической безопасности, то следует отметить негативные и позитивные стороны этого процесса. К негативным относятся нередкое игнорирование предпринимателями природоохранного законодательства с целью извлечения максимальных доходов путем экономии на экологических затратах; сокрытие фактов загрязнения окружающей среды, объемов реальных техногенных отходов; множественность точечных источников выбросов, слабо контролируемых государственными службами. Кроме этого, мировой опыт развития свидетельствует, что на ранних этапах формирования свободного предпринимательства происходит как бы экологическая экспансия бизнеса, обусловленная тем, что при отсутствии необходимого механизма правового регулирования складывающиеся рыночные отношения провоцируют получение сверхприбылей за счет расточительной эксплуатации природных богатств. Предотвращение этих негативных моментов требует создания соответствующего экономико-правового механизма, стимулирующего и поощряющего полезную предпринимательскую деятельность, с одной стороны, и приводящего к неизбежной ответственности и наказанию в случае отступлений от требований природоохранного законодательства, — с другой.

Положительной стороной предпринимательской деятельности с позиций экологии является создание собственно экологического предпринимательства, основная деятельность которого состоит в производстве товаров, осуществлении работ и услуг, направленных на предупреждение ущерба окружающей среде и здоровью людей. В круг интересов экологического предпринимательства входят все виды производственно-коммерческой, посреднической, консультативной, научно-исследовательской деятельности, непосредственно связанные с решением тех или иных экологических проблем.

Процесс разгосударствления и приватизации, происходящий сейчас в странах с переходной экономикой, способствует формированию сферы экологического предпринимательства. Для крупных государственных предприятий централизованной экономики производство очистного оборудования, мелкооптовых партий экологической техники и технологий было невыгодно, как было невыгодно и ресурсосбережение в условиях господства "безрентных" цен на продукцию природопользования (о чем шла речь выше). Невыполнение планов по охране природы, неосвоение выделенных на природоохранные цели капитальных вложений чаще всего объяснялось невозможностью разместить заказы на природоохранное оборудование, поскольку в централизованной громоздкой экономике экологическое производство было вытеснено "на обочину".

Предпринимательство, которое по своей природе оперативно реагирует на образовавшиеся условия для получения прибыли, быстро проникает в незанятую нишу. Так, возрождение у нас рыночных отношений вызвало появление перерабатывающих и посреднических кооперативов. Хозяйственное законодательство, действовавшее в СССР в 1985—1990 гг. (в частности, закон о кооперации), позволяло предприимчивым людям получать сверхприбыли за счет извлечения редкоземельных металлов, сбора вторичного сырья, экспорта ценнейших отходов, а иногда под видом отходов — и стратегического сырья. В конце 80-х — начале 90-х годов самой прибыльной отраслью экологического предпринимательства на территории бывшего СССР стало так называемое "ресурсосбережение": в 1990 г. насчитывалось более 3 тыс. перерабатывающих кооперативов и малых предприятий такого профиля.

Представителями экологического бизнеса стали также мелкие производители контрольно-измерительных приборов, что явилось знамением времени: многим пищевым, перерабатывающим, контролирующим организациям понадобились такие приборы и реагенты для установления наличия в продуктах питания пестицидов, нитратов, диоксина и т.п. А после аварии на Чернобыльской АЭС возник ажиотажный спрос на аппаратуру, фиксирующую уровень радиоактивного загрязнения территории, воды, продуктов, накопления радионуклидов в организме людей и животных. К экологическому предпринимательству можно отнести и те кооперативы и малые предприятия, которые создавались в сфере очистки вод, в рыболовстве и лесовосстановлении. Но в целом экологический бизнес, возникший на постсоветском пространстве, носит локальный характер и ограничен в основном малыми предприятиями. В то же время на Западе экобизнес стал весьма прибыльным приложением капитала, охватывающим большие объемы производства.

Растущий спрос на очистное оборудование привлек к его производству не только многочисленные мелкие компании, но и крупные промышленные корпорации. В конце 80-х годов выпуск очистного оборудования в США осуществляли 500 тыс. компаний, при этом на долю 15—30 крупнейших фирм, специализирующихся на производстве газо- и водоочистного оборудования, приходилось 60—80 % общего объема его продаж. Производство и внешняя торговля оборудованием для борьбы с загрязнением среды обитания в США не уступают по своему объему производству других групп машин и оборудования, например, химического оборудования, металлообрабатывающих станков и др.

В Канаде действует более 3500 компаний по выпуску природоохранного оборудования и связанным с ним услугам с численностью занятых более 110 тыс. человек. В странах ЕС существует более 10 тыс. фирм, относящихся к сфере экологического предпринимательства. Общий объем их продаж превышает 40 млрд. евро в год. Наблюдается рост численности фирм, специализирующихся на консультативном обслуживании по вопросам экологии, компаний по утилизации отходов.

Экологически ориентированная продукция удерживает прочные позиции во всех экономически развитых странах как в выпуске товаров промышленного назначения (очистное оборудование, экотехника и экотехнологии, новые материалы, контрольно-измерительные приборы и т.п.), так и в производстве потребительских товаров — от продуктов питания до безопасных бытовых средств. Производство такой продукции весьма престижно и довольно прибыльно; при этом компании создают себе рекламу и благоприятный имидж на рынке. О прибыльности можно судить по тому, что норма прибыли у компаний США в сфере экологического предпринимательства находится на среднем для американской промышленности уровне. В настоящее время конкурентоспособность товаров на мировом рынке определяется не в последнюю очередь и их экологическими характеристиками, а также затратами на охрану окружающей среды, влияющими на уровень общих издержек производства. Считается, что природоохранные технологии в перспективе будут представлять одно из основных средств конкурентной борьбы. По экспертным оценкам, международный рынок экологических товаров и услуг оценивается ежегодно в 280 млрд дол. США. Фирмы, проводящие активную природоохранную политику, добиваются значительных выгод за счет экономии сырьевых материалов, модернизации технологий производства, завоевания положительного имиджа среди потребителей.

Существенной особенностью экологического предпринимательства является то, что, используя потенциал малого и среднего бизнеса, оно представляет собой эффективный путь стабилизации экологической ситуации, не требующий дополнительных бюджетных ассигнований. Однако со стороны государства необходимо принятие ряда мер, способствующих, с одной стороны, поддержке развития экобизнеса, с другой — законодательной регламентации предпринимательской деятельности в интересах всего общества.

Экологическое предпринимательство республики находится в самом начале своего пути, в условиях становления рыночных отношений. Как показывает мировой опыт, оно может стать привлекательным прибыльным бизнесом, если государство неуклонно и последовательно будет оказывать ему поддержку, применяя все доступные рычаги экономического и, в частности, финансового регулирования. К таким рычагам, как отмечалось, относятся льготное финансирование и кредитование, освобождение от налогов или льготное налогообложение на прибыль в части создания экотехники, перехода на малоотходную технологию, льготы фирмам, осуществляющим комплексную переработку отходов и т.п.

Развитию предпринимательской активности в природоохранной деятельности способствует и ужесточение экологических нормативов и контроля за выбросами в окружающую среду. Так, в результате введения более жестких норм на выбросы в странах ЕС в 90-е годы рынок природоохранных технологий и оборудования возрос до 3 млрд. евро, и прогнозируется его дальнейший прирост. Очевидно, что в будущем основной сферой развития экологического предпринимательства станет производство очистного оборудования, контрольно-измерительных приборов, разработка утилизационных, энерго- и ресурсосберегающих технологий, экологически безопасного оборудования, а это в конечном итоге приведет к созданию конкурентной среды на рынке для отбора наиболее экономичных видов оборудования и технологий при сопоставимом экологическом эффекте.

На мировом рынке экологических услуг и товаров, где все виды экологического обслуживания осуществляются на платной основе, сложилось несколько самостоятельных направлений, основные из которых — производство и продажа экотехники, приборов для контроля за состоянием окружающей среды, создание ресурсосберегающей технологии и очистного оборудования, использование вторичных ресурсов и экологическое воспроизводство, экологическое воспитание и образование, выполнение других экологических услуг.

Помимо перечисленных, на западном рынке спросом пользуются такие экологические товары и услуги:

-  маркетинговые услуги, направленные на изучение потребности природопользователей в природоохранном оборудовании, приборах, материалах, реагентах и других материально-технических ресурсах;

-  услуги по НИОКР и ноу-хау, направленные на передачу технических, экологических, управленческих новшеств для осуществления природоохранной деятельности;

-  инженерно-консультационные (инжиниринговые) услуги, связанные с подготовкой и использованием в конкретных условиях научно-технических, производственных и иных знаний и, опыта для осуществления природоохранной деятельности;

-  лизинговые услуги по приобретению природоохранного оборудования в аренду;

-  услуги по регулированию клиринговых поставок на рынке экологического оборудования;

-  биржевые услуги по приобретению природоохранного оборудования и иной техники;

-  банковские услуги;

-  правовое и консалтинговое обслуживание по вопросам охраны природы (экспертные заключения по искам природоохранных органов для арбитражных и судебных дел, консультации по залоговому праву, проведению приватизации и др.);

-  услуги по экологическому страхованию и др.

Как видно из этого далеко не полного перечня, экологический рынок Запада весьма обширен, что позволяет говорить формировании там экологически ориентированной отрасли экономики — экоиндустрии. В постсоветских же республиках рынок экологических услуг находится в зачаточном состоянии. Начинает складываться рынок научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, в частности, при разработке материалов методического характера для подготовки эколого-экономического инструментария, выполнения заданий по подготовке целевых экологических программ, стратегических документов экологической направленности и т.п. Такие работы на основе грантов осуществляются и в Беларуси.

Вместе с тем, никакой целевой программы развития экологического рынка на территории бывшего СССР не существует. Такая программа необходима. Она должна предусматривать разработку законодательных и подзаконных актов, обеспечивающих эффективное функционирование рынка. В частности, необходимо принятие актов, законодательно регламентирующих льготное налогообложение прибыли предприятий, выполняющих работы и услуги экологического характера или создающих продукцию экологического назначения; актов о введении поощрительных цен и надбавок на экологически чистую продукцию и, наоборот, о дополнительном налогообложении экологически вредных производств и т.п.

Программа должна охватывать приоритетные направления развития рынка экологических работ и услуг, разработку и внедрение системы регулирования экологического предпринимательства с целью предотвращения вредного воздействия на окружающую среду и здоровье людей, создание условий для привлечения и рационального использования в экологических целях зарубежных инвестиций, ноу-хау, технологий и оборудования.

В целях формирования экологического рынка Госкомэкологии России еще в начале 90-х годов составил перечень платных работ и услуг, входящих в сферу деятельности его подразделений. Этот перечень включает:

— лицензирование и сертификацию экологических характеристик товаров, технологий, оборудования, материалов, сырья и т.п.;

— создание банков данных ресурсосберегающих технологий, процессов, экологичных товаров, оборудования, работ и услуг;

— экологическую паспортизацию, экологические аудирование и экспертизу;

— оказание технической помощи при согласовании, экспертизе нормативно-технической документации и выдаче разрешений на природопользование;

— обучение, переподготовку кадров, повышение квалификации;

— участие в разработках по экологическому нормированию и стандартизации;

— разработку и обоснование экологических прогнозов для промышленных и сельскохозяйственных территорий городов и зон рекреации и т.п.;

— регулирование деятельности экологического предпринимательства посредством сертификации, лицензирования, аудирования и аккредитации предприятий, организаций, фирм в сфере производства экологических товаров, работ и услуг;

— информационные услуги и т.п.

Белорусское природоохранное ведомство могло бы позаимствовать этот опыт для активизации экологического рынка в Беларуси. Помимо перечисленного, важное место на рынке экологических услуг может занять реклама экологичных изделий, в особенности для защиты на рынке отечественных товаров от их зарубежных аналогов.

Рынок экологических товаров и услуг в республике формируется чрезвычайно медленно, полностью отсутствует нормативно-правовая основа его функционирования, а также эффективный механизм поддержки и стимулирования свободного предпринимательства в природоохранной сфере. Очевидно, что для привлечения предпринимателей к развитию экобизнеса необходимо создание гибкого механизма взаимодействия природоохранных и рыночных структур, обеспечение материальной заинтересованности и поддержки предпринимательской активности.

Предыдущая