Современная экологическая обстановка в отдельных странах и регионах оставляет желать лучшего. Миссия нашего сайте — обеспечить русскоязычных жителей планеты Земля актуальной информацией о защите окружающей среды, экологической безопасности и экологии в целом.

Полезные ресурсы и публикации:
-

Д.Ж. Маркович, В.И. Жуков, В.Р. Бганба-Церера
Социальная экология: Учебное пособие

— М.: Изд-во МГСУ «Союз», 1998. — 339 с.

Предыдущая

Глава 1. Возникновение и развитие предмета социальной экологии

Возникновение и развитие социальной экологии отражают возрастающий интерес социологии к проблемам окружающей среды, который сначала привел к возникновению экологии человека, или гуманной экологии, а позже — социальной экологии[1]. Гуманная экология (экология человека) определялась как отрасль общей экологии и фактически была биологической концепцией социальных явлений[2]. По мере развития круг ее исследований расширялся и она начала заниматься вопросами места и роли человека в биосфере, методами определения оптимальных условий для жизни и развития человека, взаимодействием человека с другими компонентами биосферы. Рассмотрение этих вопросов в рамках гуманной экологии привело к появлению социальной
экологии[3].

Возникновение социальной экологии следует рассматривать в контексте развития биологии, превращения экологии в общественную науку (хотя она осталась и естественной наукой) и стремления охватить широкий круг проблем в сфере управления окружающей средой. Благодаря этому биология постепенно поднялась до уровня широких теоретических концепций, и в процессе се развития появляются попытки создания единой науки, изучающей взаимоотношения природы и общества. Так появляется попытка создания «созологии» как комплексной науки, которая бы методами естественных наук изучала сложные социальные явления1. В то же время экологи в отличие от биологов, изучающих отношения между живыми существами и их органическим и неорганическим окружением, начали исследовать и социальную структуру, и отношения между людьми как условие сохранения равновесия в природе2. В результате экология стала и общественной наукой, продолжая одновременно оставаться естественной наукой. Тем самым была создана существенная предпосылка для возникновения и становления социальной экологии как науки, особой социологии, которая, опираясь на свои эмпирические исследования и теоретический анализ, должна показать, кроме прочего, как должны измениться социальные показатели, чтобы меньше эксплуатировать природу, сохранить в ней экологическое
равновесие.

Возникновение и развитие социальной экологии тесно связано с распространенным подходом, согласно которому физический (природный) и социальный мир нельзя рассматривать изолированно друг от друга, а для защиты природы от разрушения, т.е. для сохранения экологического равновесия требуется создание социоэкономических механизмов, защищающих это равновесие. Чтобы сформулировать социоэкономические механизмы и овладеть экологической проблематикой, необходимо опираться на данные не только естественных, но и общественных наук. Это сделает возможным оказывать влияние на индустриальные системы, которые должны поддерживать предельно допустимый уровень загрязнения окружающей среды, организма человека и общества и не нарушать экологическое равновесие. А это значит, что защита природы должна быть связана с защитой социальной среды. Социальная экология должна исследовать индустриальную систему, «ее связующую роль между человеком и природой, учитывая при этом тенденции в современном разделении труда»1 .

Развитие социальной экологии начинается после первой мировой войны, тогда же появляются и первые попытки определения ее предмета. Одним из первых это сделал Мак-Кензи, известный представитель классической экологии человека. Он определял экологию человека как науку о пространственных и временных отношениях людей, на которые воздействуют селективные, дистрибутивные и аккомодационные силы среды. Такое определение предмета экологии человека легло в основу широких исследований пространственного распределения населения и других явлений внутри городских агломераций. Между тем интерес к изучению пространственных параметров общественной жизни со временем привел к упрощенному пониманию взаимозависимости между населением и другими пространственными явлениями, и это обусловило кризис классической экологии человека.

Требование улучшить состояние окружающей среды в 50-е гг. вызвало повышенный интерес к изучению экологических проблем. «Вначале Амос Хоули (Hawley) изложил свою неортодоксальную концепцию, в которой акцент был сделан на исследовании форм и изменений (территориальном) общностей людей. Вместо пространственных параметров на первый план он поставил общность и функциональные взаимосвязи, возникающие в процессе коллективной адаптации населения к среде»2 . Позже была создана еще одна концепция экологии человека. Ее создатели Л. Шуор и Д. Дункан назвали ее концепцией о так называемом «экологическом комплексе», состоящем, по их мнению, из переменных: популяции, среды, технологии и организации (структуры), которые взаимообусловленны, причинно и функционально взаимозависимы. «Любое изменение в какой-либо переменной или факторе отдаляет от классической экологии человека, ориентированной, прежде всего, на микроуровень в отличие от новейших социально-экологических исследований, стремящихся одновременно учесть несколько взаимосвязанных уровней (например, индивидуальные особенности избирателей и структурные характеристики их среды и т.д.).1 Здесь речь идет исключительно только об одном (макро) уровне анализа».

Пятидесятые годы были периодом не только экономического роста в высокоразвитых индустриальных странах, но и периодом проявления экологических проблем. Стало очевидным, что экономический рост в промышленно развитых странах ограничен экологическими условиями, и если с этим не считаться, игнорировать экологические ограничения, то может возникнуть кризисная ситуация. Ученые начинают активно исследовать соотношение переменных в экологическом комплексе и приходят к выводу о связи экологических проблем с общественными отношениями, т.е. о связи экологического и социального. Исследование экологических проблем выявило необходимость анализа социальных параметров экологических нарушений и их распространенности в промышленных странах. Примерно в это же время в экономически отсталых странах начал наблюдаться демографический бум как экологическая проблема с социальными последствиями. Подобный подход к экологическим проблемам означал поворот от биологической и естественной проблематики к социальной и перенос акцента на связи «между экологической и социальной проблематикой». Это сыграло решающую роль в возникновении социальной экологии2 .

Социальная экология возникла и развивалась под влиянием биоэкологии. Вначале большинство своих понятий она брала из экологии растений и животных. Социальные экологи (социологи-экологи) также использовали пространственно-временной подход социальной географии и экономической теории распределения. Возникновение и развитие социальной экологии при таких обстоятельствах отразились и на определении ее предмета. Однако подход социальной экологии, игнорировавший различие между отношением человека и отношением животных (или растений) к окружающей среде и подчеркивавший обусловленность распределения популяций людей и географии общества конкурентным сотрудничеством, подвергался обоснованной критике. И действительно, если отношение человека к среде идентично отношению любого живого организма, то тогда нет существенных различий в действии общих экологических закономерностей. Так, например, болезнь лишь нарушение уровня биологической адаптации человека, адаптивных реакций в системе элементов биологической экосистемы. Поскольку, как считают исследователи в области социальной экологии, технический прогресс постоянно нарушает биотическую и абиотическую среду человека, то он неизбежно ведет к нарушению равновесия в биологической экосистеме и сопровождается ростом числа заболеваний.

Развитие экологии человека как науки и ее перерастание в социальную экологию (1960 г.) имели и позитивные результаты для наблюдения и объяснения положения и отношения человека к своей среде. Экологическая интерпретация при известной психологизации западной социологии и вопреки справедливой острой критике в ее адрес создала предпосылки в 60-е гг. для новых попыток анализа общественных явлений в общем контексте. Более фундаментальное исследование различий, например в «политическом поведении, требовало учета не только характерных черт индивидов, но и учета особенностей тех территориальных единиц, где они проживают и работают (городской микрорайон, село и т.д.). Так, был изложен ряд теоретических и методологических проблем в зависимости от уровня анализа (индивидуальный и коллективный), который в то же время может быть локальным, региональным, национальным и т.д. Тем самым биологические детерминанты были оттеснены, и на первый план вышел анализ отношений между микро- и макроуровнем в процессах структурных изменений в территориальных единицах»1. В результате появляются условия для становления и развития социальной экологии как общественной науки.

Возникновение (и развитие) социальной экологии означало интерес социологии к экологическим проблемам, т.е. тем проблемам, которыми занималась экология человека, пытаясь определить его место в экосистеме и их взаимозависимость.

Социальная экология получает «права гражданства» в рамках социологических наук в 60-е гг. Ее развитие ускоряется после Всемирного социологического конгресса (Эвиан, 1966 г.). Развитие социальной экологии после этого конгресса позволило на очередном Всемирном социологическом конгрессе (Варна, 1970 г.) создать исследовательский комитет Международной Социологической Ассоциации по социальной экологии. Тем самым было признано существование социальной экологии как отраслевой социологии, созданы предпосылки для ее более быстрого развития и более четкого определения ее предмета. Сегодня социальная экология признана и как учебная дисциплина, а ее развитие стимулируется потребностью в развитии экологического сознания и научного управления развитием окружающей среды и ее защитой от разрушений. Несомненно, ее развитие тесно связано с переломным периодом в отношении общества к природной среде в 70-е гг. В это время люди начали осознавать свою ответственность за состояние природной среды, точнее, за сохранение своей среды обитания, а следовательно, необходимость установления гармонии между природой и обществом2. Такой подход к гармонии между обществом и природой требовал научных исследований, теоретического анализа и практического решения экологических проблем1 как глобальных проблем человечества. Для этого был необходим социологический подход, и в результате оформилась социальная экология.

Конечно, на возникновение и развитие социальной экологии повлияло несколько факторов. Отметим лишь наиболее существенные. Решающее значение имело появление новых понятий в экологии и изучение человека как общественного существа. С введением новых понятий в экологии (биоценоз, экосистема, биосфера) стала очевидной необходимость в исследовании закономерностей в природе исходить из связи природы и общества, т.е. учитывать данные не только естественных, но и общественных наук.2 Изучение человека как общественного существа привело не только к исследованию социальных общностей (групп), но и к изучению отдельных типов общества в их историческом развитии и организации человеческого общества в планетарных масштабах. Эти исследования совпали с тенденцией изучения возможности существования человека в условиях ухудшившегося состояния окружающей среды, вызванного нарушением экологического равновесия.

На возникновение и формирование социальной экологии оказало влияние понимание того, что угроза экологическому равновесию и его нарушение возникают не только как конфликт индивида или группы с его природной средой, но и как результат сложного взаимоотношения трех совокупностей систем: природной, технической и социальной. Отношения этих систем трудно понять, а еще сложнее скоординировать только на базе данных естественных наук, в том числе и на основе знаний, которыми располагала (и располагает) экология как биологическая наука. Стремление полнее и глубже познать отношения этих систем побудило ученых к их исследованию и теоретическому анализу с позиции глобального соотношения природы и общества1. Так появилась потребность к возникновению и развитию социальной экологии.

Ориентируясь на исследование взаимоотношений природной, технической и социальной систем с целью их координации и во имя охраны окружающей среды человека (как природного и общественного существа), социальная экология должна считаться с развитием технико-технологической основы труда людей, с позитивными (в росте производительности труда прежде всего), а также негативными следствиями этого развития, которые могут поставить под угрозу среду обитания человека, т.е. жизнь человека как природного и общественного существа. В условиях научно-технической революции обмен материей между человеком и природой все более опосредуется техническими средствами, в результате чего усиливается процесс отдаления человека от природы, но одновременно идут и противоположные процессы, соединяющие общество и природу. Конечно, общество создает новые ресурсы, включаемые в процесс освоения природы, и тем самым влияет на состав биосферы, меняет его, в том числе и свою окружающую среду. Это вмешательство общества в состав биосферы со всеми вытекающими отсюда последствиями для природных и общественных условий жизни человека должно стать предметом изучения социальной экологии. В этом аспекте в социальной экологии рассматриваются и проблемы научно-технической революции с точки зрения сохранения экологического равновесия и социальных проблем2.

Соотношение трех систем: природной, технической и общественной — изменчиво, изменчивы и их отношения, что зависит от многих обстоятельств, и это, так или иначе, отражается на сохранении или нарушении экологического равновесия. Техническая система, по существу, является общественной системой, возникающей в процессе трудовой деятельности человека в обществе, поэтому она сохраняет творческие способности человека, а также отношение общества к природе, где что-то создается или используется. В этом контексте экологические проблемы могут быть различными в зависимости от непосредственных причин, их вызывающих, а также по их последствиям. Эту сложность взаимоотношений необходимо учитывать не только при стремлении сохранить и усовершенствовать среду обитания, но и при определении предмета социальной экологии.

Для развития социальной экологии, как и любой другой науки, необходимо более точное определение ее предмета[4]. Однако здесь мы сталкиваемся со многими трудностями. Самая большая — следствие недостаточной развитости социологических исследований экологических проблем или, точнее, их «молодости». Но тем не менее важны и те сложности, которые обусловлены различными философско-теоретическими подходами к определению ее предмета. Поэтому прежде, чем определить предмет социальной экологии, необходимо сделать краткий обзор основных представлений о ее предмете.

Впервые определение социальной экологии дал Мак-Кензи (1925 г.). В его трактовке легко заметить следы экологии животных и экологии растений, позже исчезающие, особенно после второй мировой войны. Все чаще в предмет социальной экологии включаются исследования типов общностей людей и их развитие. Так, одни считают (Weigman), что социальная экология изучает первичные связи и структуру поселений с антропогеографической точки зрения. При таком определении выпадает роль влияния человека на природу экосистем, поэтому можно сказать, что оно неполно. Более полным является определение социальной экологии, согласно которому ее предметом являются «пространственно-временные специфические отношения живых существ как условие совместной жизни людей, а также обратное влияние уже существующих социальных структур на развитие и формирование природной среды»1. Близко к нему определение социальной экологии, согласно которому предметом исследований выступает объяснение места и взаимодействия человека с окружением с точки зрения влияния места жительства на политическое поведение и политические высказывания2.

В русской философской и социологической литературе предпринимаются многочисленные попытки определения предмета социальной экологии. В соответствии с одним, достаточно распространенным подходом предметом социальной экологии выступает ноосфера, т.е. система социоприродных отношений, формирующаяся и функционирующая как результат сознательной деятельности людей, т.е. предметом социальной экологии являются процессы формирования и функционирования ноосферы3 . Ноосфера создается в процессе воздействия человека на биосферу, а последняя в результате этого переходит в новое эволюционное состояние — ноосферу, представляющую собой единство, взаимовлияние природы и общества, в основе которого находится общество, так как сознательная деятельность людей выступает в качестве решающего фактора в возникновении ноосферы. Социальная экология подходит к изучению процессов возникновения и функционирования ноосферы4 с дисциплинарной позиции, как комплексная наука, использующая знания других наук о ноосфере5.

В 80-е гг. в России много дискутировали о предмете социальной экологии и ее отношении к другим наукам с целью определения ее места и значения в процессе оптимизации взаимоотношений общества и природы1. При этом чаще всего отмечалось, что социальная экология должна изучать сложные и многозначные отношения в системе «общество — человек — техника — природная среда», открывать общие законы взаимодействия и пути оптимизации и гармонизации отношений в системе «общество — природа»2.

В России социальная экология — молодая наука, поэтому больше внимания уделяется возможностям и потребностям ее обоснования, определению предмета ее исследования. Отмечается, что все подходы в экологии и социальной экологии к изучению экологической проблемы могут быть объединены в две группы: а) акцентирующие внимание на проблемах; б) акцентирующие внимание на прагматическом аспекте. В первой группе подходы имеют естественнонаучную ориентацию, а в другой — социально-научную. Однако с подобным разделением трудно согласиться. Всякое исследование, в том числе и исследование экологических проблем, включает проблемы как исходное положение и практическое применение полученных результатов. Поэтому неясно, каким образом можно разделить естественнонаучную и социально-научную ориентации. Правда, таким путем закладываются исходные позиции для объяснения и решения экологических проблем. Чему должна способствовать социальная экология3. По мнению сторонников этих ориентаций, предмет социальной экологии весьма сложен. Это первичная природа со своими закономерностями и творения человека (с ценностным и целевым предназначением), т.е. культивированная природа, которая трудно самовоспроизводится, и для воспроизводства которой необходима деятельность человека, чтобы сохранить самого себя и социальную общность1. Социальная экология должна способствовать созданию концепции развития общества. По сути она должна способствовать реализации как практических мер в решении экологических проблем, так и разработке концепции общества как социально-экологической производительной общности, в которой виды производства будут разрабатываться и реализовываться с учетом экологических требований. Тем самым опровергается возможное мнение, будто социальная экология консервативна, пытаясь сохранить существующую реальность вопреки исторической тенденции к развитию и прогрессу. Ее ценностная система глубоко вторгается в общественные отношения, хотя многие этого не осознают и сводят экологию к классической биологической дисциплине, т.е. социального формирования природы2.

Определение предмета социальной экологии отражает прежде всего философско-теоретический подход авторов к отношениям в системе «человек — общество — природа», их понимание окружающей среды и позицию, что экология не только естественная, но и общественная наука. Однако, не вдаваясь в критический анализ этих определений, считаем их неполными или неточными, появляется путаница в определении предмета социальной экологии и даже ставится под сомнение возможность ее существования как самостоятельной науки. Поэтому необходимо дать более полное ее определение. Следует учесть, что социальная экология возникает тогда, когда экологические проблемы начинают изучаться с философской[5] точки зрения и когда становится очевидным, что они являются результатом рассогласованности человеческой, природной и промышленной систем, т.е. рассогласования биосферы, техносферы и социосферы. В контексте такого подхода социальная экология выступает как отраслевая социология, предметом изучения которой должно быть взаимодействие человека и окружающей среды, а последняя понимается как единство природной и социальной сред (что вытекает из определения человека как природного и общественного существа), которые нельзя строго отделить друг от друга.

Исходя из этого2, социальную экологию можно определить как отраслевую социологию, предметом изучения которой являются специфические связи между человеком и окружающей средой; влияние последней как совокупности природных и общественных факторов на человека, а также его влияние на окружающую среду с позиции ее сохранения для его жизни как естественно-общественного существа. Это определение предмета социальной экологии исходит из того, что человек как природно-общественное существо влияет своей деятельностью на природное окружение, создает свою общественную среду, а в ней — производственные системы, выступающие посредником между человеком, обществом и природой, хотя и сами они являются частью общества.

Таким образом, социальная экология должна исследовать влияние отдельных факторов в совокупности элементов, составляющих окружающую среду, и их значение для целого, которое вместе с «определенной структурой» представляет «рамки жизни» человека как природно-общественного существа. При этом социальная экология исходит из общей концептуализации универсума и специфических форм жизни, учитывает специфику жизни человека, хотя и являющегося биологическим существом, но обеспечивающего все-таки условия своего существования иначе, чем остальные живые существа. При такой трактовке социальная экология должна исследовать влияние не только окружающей среды на человека, но и самого человека на нее и не только с позиции «присвоения», но и сохранения (и совершенствования) ее, так как без этого человек не мог бы существовать. Но так как социальная экология — отраслевая социология, то она изучает и отношение общества (в целом и частично) к жизненной, природной и общественной среде человека.

Социальная экология, понимаемая в таком контексте, изучает отношение «природа — промышленная система — общество». То есть, социальная экология должна заниматься познанием основных закономерностей взаимодействия в системе «общество — природа» и определить возможности создания модели оптимального взаимодействия элементов в ней. Она должна также внести свой вклад в научное прогнозирование в этой области1.

Социальная экология, исследуя влияние человека через его трудовую деятельность на природную среду, должна исследовать также влияние промышленной системы не только на сложную систему отношений, в которых живет человек, но и на природные условия, необходимые для развития промышленной системы, не только как технической, выступающей посредником между отношениями человека и природы, но и как общественной. Изучая в этом контексте промышленную систему, не следует чрезмерно акцентировать на ней свое внимание как на самом важном связующем звене между обществом и природой. Сведение экологических вопросов к социальным вопросам, обусловленным промышленной системой, смещает критику индустриального общества в плоскость критики промышленной системы, в результате чего социальная основа индустриального общества выводится из-под критики. Социальная экология наряду с критикой промышленной системы должна анализировать и индустриальное общество, исходя из того, что социальная общность — естественный медиум между промышленной и природной системами. По сути хотя промышленная система является связующим звеном между человеком и природой, но основные характерные ее черты и отношения в ней развивали и развивают определенный тип общества. Именно социальная общность должна быть в фокусе критики и анализа в процессе исследования отношений между промышленной и природной системами и основой поиска выхода из кризиса. Из ее сущности должна выводиться сущность будущего. Нельзя игнорировать производственные отношения, так как они играют важную историческую роль в развитии и функционировании промышленной системы в рамках природной системы1.

Предметом исследования социальной экологии является не только влияние окружающей среды на человека в обществе с неразвитой технологией, но и социальные отношения в индустриально развитом, урбанизированном обществе, воздействующем на человека через семейные, соседские и локальные отношения. С этой позиции важным в социальной экологии является конкретная территориальная среда. Как справедливо отмечается, процесс формирования окружающей среды, так или иначе, «привязан» к определенной территории и проявляется как территориальная целостность. Поэтому целесообразно, чтобы в рамках социальной экологии был выделен относительно самостоятельный (территориальный) уровень исследования: поселения, урбанизированные зоны, отдельные регионы, области, общепланетарный уровень Земли. Социальная экология на всех этих уровнях исследования должна стремиться к сохранению экологического равновесия, учитывать взаимосвязь всех уровней в соответствии с девизом: мыслим глобально, действуем конкретно.

Хотя социальная экология должна способствовать и способствует решению сложных экологических проблем (т.е. проблем окружающей среды), ее нельзя сводить только к прикладной дисциплине. Более того, следует делать теоретические обобщения и на этой базе предлагать решение экологических проблем. «Это означает, что социальная экология должна сохранить теоретические притязания в смысле социально-экологических целей производственной деятельности, но в то же время она не должна отказываться от практической общественной роли. Ее можно трактовать и как прогностическое научное исследование, направленное на решение конкретных проблем, а также и как комплексное видение возможных альтернатив будущего исторического развития»1 .

В промышленно развитых (и богатых) странах в 50-е гг., где все более заметными становились негативные последствия промышленного и технологического развития, начинается изучение качества жизни, т.е. это происходит в то время, когда негативные последствия технологического развития поставили под вопрос его позитивные результаты (развитие производительных сил, рост потребления, увеличение свободного времени, развитие коммуникаций и т.д.). Когда стало очевидно, что усиление власти над природой ставит под вопрос гуманизацию индивидуальной жизни, усилился социальный и экологический критицизм. Это был этап возникновения социальной экологии, поэтому естественно, что ее появление повлекло за собой рост интереса к изучению качества жизни. В свою очередь, это привело к повышению интереса к исследованиям экологических факторов качества жизни. Качество жизни чаще всего определяется как «совокупность отношений, связывающих индивида, общество и природную среду, а каждый из этих элементов обладает собственным характером и потребностями»2. Исходя из такого понимания качества жизни3, результаты исследований подтвердили, что нет здоровой качественной жизни без чистой, безопасной и эстетичной окружающей среды. Выяснилось, что высокое качество жизни не может быть достигнуто, если не заботиться о состоянии экосистемы человека, где достигается это качество, и социально-экономических отношениях, в которые он включен и которые сам формирует, согласовывая свое поведение с остальными членами общества1. Выяснилось также, что проблема качества жизни и защиты среды обитания людей не во всех странах имеет одинаковое значение. В промышленно развитых странах, где научно-техническая революция вызывает изменения в биосфере, она проявляется иначе, чем в развивающихся странах, где часто весьма актуальным становится обеспечение основных условий существования людей2 . «Есть регионы, где окружающая среда не загрязнена и где бродят изголодавшиеся массы, без крыши над головой. Что касается качества их жизни, то слово «улучшить» неадекватно... Если посмотреть некоторую популяцию мигрантов, строящих свои хижины на периферии больших городов, без воды, без канализации, отопления, ...то вряд ли уместно говорить о качестве окружающей среды»3. В какой мере эта проблема актуальна в современном мире, говорят новейшие данные, согласно которым около 30 млн. людей умирает ежегодно от голода, из них 18 млн. — дети, а продолжительность жизни людей в развитых странах на 16 лет больше, чем в развивающихся странах4.

Знания, которыми располагает социальная экология об отношении человека и его среды, должны обеспечить не только защиту и совершенствование природной среды, но и совершенствование социальной среды. Дело в том, что существует не только тесная связь между элементами природной и общественной среды, но еще и защита и совершенствование природной среды. Даже если предположить, что последнее возможно без учета состояния социальной среды, это не может оказывать существенного влияния на положение человека и защиту его целостности как природно-общественного существа. Правда, трудно сказать, что больше затрагивает человека — загрязнение его природной или социальной среды. Поэтому социальная экология должна исследовать природную и социальную среду человека в их совокупности как «рамки жизни» человека, способствовать совершенствованию условий его жизни в природной и социальной среде, в конкретных условиях отдельных обществ.

Но, чтобы данные, предоставляемые социальной экологией, превратились в научно-теоретическую базу для общественных действий, направленных на защиту и совершенствование окружающей среды, необходимо наличие определенного экологического сознания, т.е. понимание угрозы равновесию в природной среде и влияния этого нарушения на положение и существование человека. Также должно быть и осознание включенности природной и общественной среды в окружающую среду, осознание причин нарушения и загрязнения обеих сред, влияния их на человека. В формировании сознания важную роль играет распространение знаний о защите и совершенствовании окружающей среды. Сегодня человечеству «необходимо высоко развитое сознание целесообразности большего соответствия между творческой деятельностью людей, направленной на совершенствование общественного развития, и необходимой потребностью в оптимальном сохранении и совершенствовании природы»1. Поэтому социальная экология способствует не только развитию этого сознания, но и должна исследовать основные его проблемы, в первую очередь роль системы образования2.

Результаты предшествующих исследований показывают, что знания об экологических проблемах, получаемые в системе образования, недостаточны с точки зрения развития экологического сознания1. Социальная экология, кроме прочего, должна анализировать, предоставляет ли система образования на соответствующих уровнях необходимые знания об экологических проблемах, формирующих экологическое сознание. Особое внимание должно быть уделено изучению и критическому осмыслению образования с этой точки зрения в университетах, так как именно эти учреждения призваны играть особую роль в развитии экологического сознания и общественного развития. Однако «образовательные элементы, относящиеся к этой области, находятся исключительно в монодисциплинарных рамках», «отсутствует целостность и интегральность знаний об экологических проблемах», «ни один профиль высококвалифицированных кадров не имеет... минимальной научной основы для аналитического интегрального подхода к вопросам окружающей среды...»2. Социальная экология, исследуя и теоретически анализируя экологические проблемы с социологической точки зрения, должна способствовать преодолению такого состояния, т.е. включать в образовательные программы высших учебных заведений экологическую проблематику. Это будет способствовать не только формированию экологического сознания, но и улучшению профессионального образования.

Социальная экология — относительно молодая наука, ее метод пока еще полностью не разработан. Речь может идти об основном направлении его разработки. При этом следует иметь в виду, что можно говорить о специфике метода социальной экологии, обусловленной тем фактом, что предмет социальной экологии граничит между природой и обществом, т.е. она как особая социология в качестве предмета исследования имеет систему «общество — природа» с социологической точки зрения. Поэтому она должна использовать методы естественных и общественных наук. При таком подходе к ее методу следует иметь в виду, что в современной науке наблюдаются два противоположных, но взаимосвязанных процесса: процесс дифференциации и процесс интеграции наук, когда возникают новые (специализированные) науки, что отражается и на создании новых методов. Но в то же время существует потребность в интеграции наук, и это приводит к пересечению их методов и оказывает влияние на создание отдельных методов. Эта тенденция особенно наглядно проявляется при разработке метода социальной экологии, которая «заимствует материал» для своего метода из общественных (в первую очередь, социологических) и из естественных наук.

В процессе научного познания предмета социальной экологии существуют определенные этапы, общие для процесса любого научного познания.1 Однако каждый этап имеет особенности, обусловленные спецификой как самого предмета социальной экологии, так и спецификой ее метода в целом. Можно согласиться с точкой зрения, что специфика предмета социальной экологии состоит в том, что она изучает как общие закономерности взаимоотношения природы и общества, так и отношение общества (отдельных его частей) к нему, что влияет на создание ее категориально-логического аппарата, в том числе и метода. Если иметь в виду, что метод науки определяется ее предметом, то можно сказать, что и метод социальной экологии определяется объективными закономерностями, составляющими суть ее предмета исследования. В контексте такого подхода к специфике метода социальной экологии можно указать и на основные направления его разработки. Метод социальной экологии должен представлять собой совокупность познавательных операций, соответствующих цели ее исследования как науки.

Но если социальную экологию понимать как отраслевую социологию и с этой позиции подходить к разработке ее метода (как метода отраслевой социологии), то тогда необходимо определить, какой метод наиболее соответствует социологии, в том числе и отраслевой, адаптирующей общий социологический метод к своей специфике. А как известно, по этому вопросу в социологии существует два противоположных мнения: одни считают, что социологии соответствует позитивистский метод, другие — исторический. Считается, что методы, средства и модели, применяемые в естественных науках и давшие положительные результаты, могут стать моделью для исследований и в общественных науках. В позитивистском методе акцент делается на индуктивном подходе, обеспечивающем надежность, точность намерения, простоту научных высказываний1 . Историзм (аксиология), т.е. исторический метод, базируется на принципе, согласно которому общественные явления отличаются от природных, поэтому общественные науки (а значит, и социологические) имеют иные задачи по сравнению с естественными. Общественные науки через объяснение и понимание должны раскрывать внутреннее значение, придаваемое людьми своим результатам творчества, т.е. социальным явлениям. На основе метода понимания, по мнению ряда исследователей, можно познавать более широкие по объему общественные явления, хотя в своей основе этот метод субъективен и недооценивает причинное и функциональное их объяснение2. Как нам представляется, при разработке метода3 социальной экологии следует использовать элементы как одного, так и другого методов.

Из позитивистского метода надо позаимствовать стремление к выявлению причинных и функциональных связей между явлениями и применение индуктивного подхода в выводах. Из исторического метода необходимо взять подход к объяснению социальных явлений: с помощью метода понимания можно раскрывать внутреннее значение, которое придают творцы создаваемым предметам, что позволит исследовать и познать внутренний смысл, сообщаемый индивидами (или) и членами социальных групп своему отношению к жизненной среде, своей деятельности и природе.

Определяя отношение к позитивизму и историзму как методологическим ориентациям при разработке метода социальной экологии, следует отказаться от натуралистического понимания общества. Но, исходя из различия между природой и обществом, необходимо учитывать постоянную и неразрывную взаимосвязь природы и общества и невозможность существования общества (и человека) вне природы. Принимая во внимание возможность познания научных законов, исследователи должны выработать методологический подход к выявлению закономерностей взаимоотношения природы и общества, а также и отношения индивидов и социальных групп к природе и окружающей среде с позиции значения этого отношения в плане сохранения природы и развития цивилизационного процесса. При этом надо использовать не только индукцию, но и синтез, т.е. применять как индуктивно-дедуктивный, так и эмпирически-рациональный методы1.

При разработке метода социальной экологии, определении его основных частей (предварительное знание о предмете ее изучения; подход к приобретению новых познаний и средств, которые при этом используются) следует исходить из специфики ее предмета изучения. В научном исследовании предмета социальной экологии следует исходить из определенных предшествующих данных и познаний, заключенных в некоторой системе знаний, непосредственно не связанной и не относящейся к предмету социальной экологии. Достаточно, если эти данные и познания имеют к ней косвенное отношение. По сути социальная экология в этом смысле может (и должна) использовать существующие теории из других, соприкасающихся с ней наук, имеющих отношение к элементам ее предмета изучения1.

Исходя из этого, можно сказать, что теории более низкого уровня могут быть использованы на более высоком (глобальном) уровне исследования. Но эти теории не являются методом социальной экологии, а лишь служат основой или вкладом в разработку ее метода. Они превращаются в элементы ее метода (теоретический элемент как предварительное знание о предмете) лишь тогда, когда включаются в определенную систему знаний о предмете социальной экологии и в качестве таковых служат разработке и выбору средств для более полного изучения ее предмета2. Фактически использование усвоенных знаний, оформленных в теорию как элемент метода, обеспечивает адекватность метода, с помощью которого изучается предмет.

Экологическое мировоззрение представляет собой важнейшую исходную точку в определении не только предмета, но и метода социальной экологии. Это мировоззрение, отличающееся своими теоретическими принципами, имеет особое значение при выработке того элемента метода социальной экологии, который представляет (и должен представлять) исходное знание о ее предмете. При использовании различных экологических подходов в выработке метода социальной экологии следует основываться на том, что ее предмет, теория познания и метод лишь до некоторой степени сходны, но по своему содержанию и целям не обязательно идентичны. Точно так же следует учитывать и то, что одни экологические подходы в большей степени, другие — в меньшей приближаются к теории в ее более узком значении (как относительно подлинному познанию), и социальная экология должна опираться на последние. Особое значение для выработки метода социальной экологии имеют: системное понимание мира, экологический кризис, кризис человеческого бытия в современном мире, индустриализм, ориентированный на прибыль, — причина экологического кризиса, решение экологического кризиса — предпосылка гуманистического развития, глобальность экологических проблем и всеобщая ответственность за их решение.

Основой современного научного мировоззрения является биология систем, согласно которой мир характеризуется органическими, комплексными и динамичными взаимоотношениями. При таком познании мира на любом уровне организации существует динамичное равновесие между самодостаточными (независимыми) и интегративными (зависимыми) тенденциями.1 Человеческий род, человеческое общество и природа тесно взаимосвязаны, поэтому можно согласиться с тезисом: то, что полезно для общественной стабильности, культурного развития, поддерживает экономические отношения, полезно для существования всей планеты и счастья индивида. В этом смысле следует понимать и высказывание, что «человеческие существа не властелины, а члены семьи Земля».2

Нельзя согласиться с точкой зрения, так или иначе ставящей под сомнение наличие экологического кризиса. В современном мире он существует как глобальная проблема, проявляющаяся в кризисе человеческого существования, человеческого общения с миром, а ее решение требует и предполагает понимание окружающего мира и формирование такого представления о месте человека в нем, которое бы сделало возможным постоянное пребывание человека в мире. Экологический кризис — это отчуждение человека от того, из чего он черпает свою силу. «Человек становится ничьим, потому что не живет в согласии со своим миром. Экологический кризис — это одновременно «причина и следствие»1. Бесконечная экспансия в весьма ограниченном мире с необходимостью ведет к катастрофе. Ее нельзя предотвратить только путем развития техники и технологии, а лишь путем переосмысления и изменения отношения людей к природе как к среде, из которой не только берут начало истоки человеческого существования, но которая и есть условие самого существования человека.

Мнение, будто природа может выдержать бесконечную экспансию, использоваться без ограничений (насколько это допускают производительные силы), наиболее полно проявилось в период промышленного производства, целью которого является не удовлетворение подлинных человеческих потребностей, но достижение возможно большей прибыли на основе бесплатного использования природных ресурсов. В этом смысле уже сделан вывод, хотя и запоздалый, что экологический кризис является результатом индустриализма, гоняющегося за прибылью. Он — результат «экспансии производственной мощи, цель которой — не удовлетворение подлинных человеческих потребностей, а достижение прибыли или государственного накопления... Важнейший ее принцип — «прибыльная рентабельность», достигаемая в конкурентной борьбе таким образом, что бесцеремонно используется доступное природное сы- рье, при этом не заботятся о его восстановлении, не заботятся о побочных результатах воздействия технологий, уничтожающих природу»1. Загрязнение природы касается всего наследия человечества, и оно, если не будет предотвращено, демонстрирует собой «беспрецедентный образец безответственного отношения к будущим поколениям»2. Поэтому для устранения причин экологического кризиса недостаточно лишь усовершенствовать средства производства, техники и технологии. Необходимо изменить отношение людей, общества к природе и на основе познания и осознания ограниченности природных ресурсов ввести экологический критерий в оценку производства, стимулировать развитие технологий, щадящих природные ресурсы и не загрязняющих природу. Принцип прибыльной рентабельности должен быть заменен принципом экологической рентабельности, т.е. стремлением к сохранению экологического равновесия, обеспечивающего существование человеческого рода на Земле.

Сохранение экологического равновесия, т.е. решение проблем, вызванных экологическим кризисом, должно способствовать гуманному общественному развитию. В процессе этого развития должны быть созданы условия, в которых все индивиды будут иметь одинаковые возможности для проявления своих потенциальных творческих способностей. Существует соответствие между активной этичностью и способом восприятия мира3 . В контексте такого подхода к рассмотрению экологических проблем необходимо отказаться от непродуманной (или недостаточно продуманной) ориентации на развитие по пути количественного роста. «Подлинный прогресс не следовало бы понимать как ускоренное и бесконечное накопление материального богатства и услуг, а как совершенствование жизни людей за счет удовлетворения разумных и истинных потребностей»1.

При количественном прогрессе люди вступают в конфронтацию с природной средой. Этот прогресс предполагает неограниченные источники материальных богатств, а мы знаем, что они ограниченны, малы и в большинстве своем невосстановимы. Качественный образ жизни и жизнедеятельности в меньшей мере зависим от наличия ограниченных источников материальных богатств2. Однако стремление к ограничению количественного подхода не означает стремления к отказу от промышленной цивилизации3. Более того, принцип экоразвития предполагает развитие техники, которое должно способствовать усилению человеческого и природного общества, что соответствует интересам индивида4 . Для современного экономического и общественного развития необходимо и комплексное (интегральное) развитие человека.

При глобальном восприятии экологических проблем требуется и универсализация ответственности за решение. С развитием техники возросла не только способность человека безгранично вмешиваться в природу, но и появилась потребность в ответственности человека за последствия, вызываемые этим вмешательством. Ответственность людей за экологическое равновесие в природе и решение экологических проблем, обусловленных его нарушением, становится вопросом выживания как человека, так и человечества, т.е. людского рода на Земле. Безответственность привела к экологическому кризису и будет вызывать новые экологические и социальные проблемы. Свободный человек, не несущий ответственности, становится «монстром, который уничтожает... уничтожает безответственно и бессознательно, потому что он именно так понимает свободу, полностью забывая об ответственности»1. Именно поэтому образование должно способствовать как развитию экологического сознания, так и чувства ответственности за свободу, которую люди испытывают при использовании природных ресурсов благодаря развитию производительных сил и в первую очередь развитию, связанному с научно-технологической революцией. Это образование, базирующееся на научном знании, в своей основе должно быть и гуманистическим2. Оно должно предотвратить злоупотребление научными знаниями при использовании их в развитии новых технологий. Здесь имеется в виду игнорирование возможных вредных экологических последствий, применение новых технологий для разработки политики развития, которая одновременно и экологически продумана, и реализуется в демократической атмосфере и демократическими средствами3.

Исходя из перечисленных выше и сходных с ними экологических подходов и из своего предмета как отраслевой социологии, социальная экология должна выработать метод получения нового знания о своем предмете и определить методику сбора данных и метода обобщения. При таком подходе следует определить предмет исследования как на глобальном, так и на «локальном» уровнях. Определение предмета исследования, взаимосвязанных явлений и отношений, существующих в реальной жизни, должно ставить своей целью формирование научной основы для осознанных общественных действий, направленных на сохранение экологического равновесия, т.е. улучшение качества окружающей среды. Однако на этапе определения предмета конкретного исследования и при формулировании гипотез1 социальная экология исходит и из определенных категорий и понятий, используемых в исследовании и анализе таких экологических категорий, как система, комплекс, система «общество — человек — техника — природная среда». В связи с этим возникает необходимость более строгого объяснения их использования при разработке метода социальной экологии. Это тем более необходимо, что термины «система» и «комплекс» часто употребляются как синонимы.

Термин «система» чаще всего употребляется в двух значениях: как множество элементов, соединенных в некоторое сложное или единое целое; как согласованная и методологически отлаженная (по логическим критериям) совокупность или перечисление фактов, данных, законов, знаний, тезисов и т.д., относящихся к определенной отрасли знания или науки. В современной методологической литературе, относящейся в первую очередь к исследованию экологической проблематики, понятие системы уточняется. В частности, отмечается возможность включения в систему однородных объектов, которым предписываются различные функции, выявляются различные свойства, делающие их разнородными2. В этом смысле подчеркивается, что в системе могут быть только элементы и подсистемы одного вида, что в широком смысле означает: не могут существовать системные связи между материальным и духовным, тем, что имеется объективно, и тем, что идеально3. Следовательно, при таком подходе элементы одной системы могут быть либо только материальными, либо только идеальными.

Понятие «комплекс» (в широком смысле) означает некую целостность элементов (частей). По сути понятие «комплекс» означает взаимосвязь различных частей в едином целом, в котором есть центральный носитель связи. В современной методологической литературе по сравнению с понятием «система» целостность комплекса обеспечивается за счет функциональных связей, общих для всех его частей, а непосредственные связи между ними не являются необходимыми. В то время как система требует нивелирования множества объектов, сходства или различия между которыми не обязательны, для комплекса внутреннее множество не имеет значения, так как он отличается разнообразием охватываемых им элементов.

При исследовании предмета социальной экологии не следует отказываться ни от системного, ни от комплексного подхода[6]. Наоборот, для научного исследования и познания ее предмета необходимо соотношение этих подходов. Применение системного и комплексного подходов позволит открыть закономерности сложного взаимоотношения «человек — общество — природа». Окружающая среда — природная, материальная — со всем разнообразием элементов как комплекс представляет массу, которую нельзя соединить в целое вне общего отношения к человеку как к фактору существования, она отличается функциональной целостностью только в данном аспекте[7]. Но общество и природа — это два полюса системы, противоречащие друг другу, так как общество относится к высшей социальной форме движения материи, а природа — к досоциальной, где присутствуют химическая, геологическая и биологическая формы движения материи. Общество в известной степени как раз и представляет собой (по отношению к человеку) продукт развития природы, специфическую часть материального мира. Фактически общество и природа — диалектические системы, пронизывающие и исключающие друг друга (но их элементы могут образовывать комплексы), что, в частности, проявляется и в том, как природная среда, будучи динамичной суперсистемой, изнутри представляет собой упорядоченное целое; поэтому она и выступает по отношению к обществу в роли системы партнера.

Предмет социальной экологии — отношения в системе «общество — человек — техника — природная среда». В этой системе все элементы и подсистемы однородны, а связи между ними обусловливают его неизменность и структуру.

Общество нельзя рассматривать как самую широкую подсистему социоприродного отношения, так как оно включает в себя кроме материальных элементов (материальное производство) и формы общественного сознания. В этой системе «соединительная ткань» — труд людей, который устанавливает практические отношения между обществом и природой (с помощью орудий труда), природа же является материальной основой и условием развития общества. Именно поэтому основой для существования являются технологический процесс материального производства и связи, устанавливаемые людьми в нем. По сути все элементы отношения «общество — человек — техника — природа» тесно взаимосвязаны и развитие одного элемента обусловлено функционированием другого, поэтому отношение между ними и является системой.

В этом отношении (системе) человек и техника выделяются как особые элементы в силу своей социально-естественной специфики. Человек выделяется не только потому, что принадлежит и природе, и обществу, но и потому, что его защита как биологического (но не только биологического) существа, защита его здоровья — основной критерий оптимизации взаимоотношений (исторически развитых и обусловленных) природы и общества. Техника, понимаемая как сумма искусственно созданных материальных средств с целью усиления эффективности человеческой деятельности в первую очередь по отношению к природе, также имеет свою социальную и естественную специфику.[8] Ее специфика выражается в том, что техника, воздействуя на природу, лишь меняет форму материи, опираясь при этом на силу природы. Хотя своим происхождением техника обязана природе, она создана трудом человека, поэтому функционирует целесообразно, по плану людей и с социальными последствиями1.

Материальная (природная) предметность техники проявляется в ее развитии в соответствии с законами природы, ее генетическая связь с обществом проявляется в целесообразном функционировании технических средств по законам общественной жизни. По существу техника по своей социально-природной специфике — продукт человеческой природы, а потому и одно из основных средств воздействия общества на природную среду. Отношение «общество — человек — техника — природная среда» — система. Во-первых, потому, что между ее элементами-компонентами есть прочная связь, обусловленная законами взаимодействия общества и природы. Во-вторых, она отличается целостностью, которая проявляется в наличии единого процесса развития и функционирования ее элементов, подчиненного целесообразности. В этой системе действуют объективные, специфические законы, которые можно исследовать и устанавливать. Если же такие законы не существуют, то это значит, что нет и системных связей между элементами этой системы, прежде всего между природой и обществом. И в таком случае эти связи не могли бы стать предметом исследования социальной экологии. Социальная экология берет в качестве предмета изучения элементы природы не сами по себе, а в контексте их взаимоотношений с человеком, т.е. как элементы его окружающей среды. Точно так же она изучает человека и общество в их взаимоотношении с природой. Фактически в центре ее внимания как науки находятся взаимоотношения природы и общества — социоприродные отношения, основу которых составляют сущностные связи, имеющие характер закономерностей.

При формулировании первого элемента своего научного метода — предварительного знания о предмете исследования — социальная экология должна исходить (и исходит) не только из экологического мировоззрения, но и из теорий о защите окружающей среды, которые, так или иначе, в своей основе содержат и некоторое экологическое мировоззрение. Теоретические разработки защиты окружающей среды появляются во второй половине XIX в. В Великобритании возникают значительные изменения не только в производстве (с развитием машинной системы производства), но и в обществе, и в отношении «общество — природа», как результат сильного, до тех пор неизвестного вмешательства человека в природу. Наиболее известными теориями являются: теория бентамистов; теория мальтузианства; теория «тихая весна»; теория стоимости экономического роста; теория границ роста (глобального равновесия научного роста); теория преобразования международного порядка; теория постоянного состояния; теория уровня жизни; теория экономического оптимизма; теория замкнутого круга; теория постиндустриального периода; теория географического пространства; теория децентрализации общественной системы1. При использовании этих теорий для выработки метода социальной экологии их надо критически проанализировать как с точки зрения научной обоснованности, так и с позиции предмета.

Процедура суммирования новых знаний (как элемент научного метода) в социальной экологии должна быть приспособлена к ее предмету. Это приспособление должно исходить как из специфики ее предмета, так и из формулирования гипотез (на основе выработанного теоретического подхода — предшествующего знания). Методы сбора данных также должны быть адаптированы к предмету социальной экологии. Особое внимание следует уделить этапу классификации данных и способу их представления. В этом плане следует критически осмыслить и далее теоретически и практически совершенствовать существующие математико-статистические методы, а также метод моделирования, используемый в исследовании жизненной среды. Однако элементы метода в социальной экологии (как в любой науке) должны отвечать требованиям общенаучного метода, это же относится и к этапу обобщения, т.е. установлению и формулированию научных законов. Но при этом в социальной экологии ученый должен иметь в виду, что его выводы об отношениях в системе «общество — природа» должны способствовать сохранению и совершенствованию качества жизненной среды как моральному требованию современного общества1 и инициировать необходимые «великие шаги»2 в проведении экологической политики на международном и локальном уровне.

На этапе научного объяснения социальная экология (как, впрочем, любая наука) должна объяснять явления, относящиеся к ее предмету, показывая, что они с необходимостью возникают из предшествующего фактического положения. Любое объяснение, предлагаемое ею, должно содержать в себе не только описание объясняемого явления, но и один или несколько фактов, предшествующих ему, и в контексте такого анализа формулировать прочную и необходимую связь между двумя явлениями или их группой3 . Поскольку предмет социальной экологии весьма сложен и специфичен, то научное объяснение, предлагаемое ею, требует теоретического осмысления собранной информации. Точно так же одно научное объяснение (выводы) следует связывать с другими научными объяснениями. При этом должны быть возможность проверки точности научных выводов и надежность используемых методов.

Однако и этап проверки истинности научных выводов в социальной экологии имеет свою специфику. С учетом этой специфики и следует решать, какой метод научной проверки использовать: проверку в более узком смысле (сбор новых данных и их теоретическое осмысление сразу после получения научных выводов) или в более широком смысле (верификацию истинности научных выводов развитием науки)1. Какой из этих видов проверки истинности научных выводов будет использован, зависит от конкретного предмета исследования. Во всяком случае, проверка должна определить надежность и истинность научных выводов и способствовать выявлению ключевых отношений в системе «общество — природа» таким образом, что «критическое объяснение и понимание существующих и исследование рациональных форм социальной жизни желаемого и возможного будущего становятся решающим фактором великих преобразований цивилизации, поставленных историей на повестку дня»2.

Проблемы социальной экологии нельзя изучать с помощью одного лишь сбора и описания явлений и факторов. Необходимо дать их объяснение через установление связей между элементами в отдельных явлениях и через взаимосвязь явлений. Другими словами, социальная экология как наука должна устанавливать научные законы, свидетельства об объективно имеющихся необходимых и существенных связях между явлениями, признаками которых являются общий характер, постоянство и возможность их предвидения. При формулировании таким образом понятых научных законов следует согласовать требование к универсальности их действия с эмпирическими фактами, свидетельствующими о том, что почти все научные законы действуют лишь в более или менее строгих рамках, выходя за них довольно часто. Из вышесказанного следует, что при установлении научных законов социальной экологии надо таким образом формулировать основные закономерности взаимодействия элементов в системе «общество — природа», чтобы это позволило установить модель оптимального взаимодействия элементов в этой системе. При таком подходе социальная экология будет отвечать всем требованиям, предъявляемым к науке, теоретическое осмысление предмета которой еще осуществляется, и на основе этого осмысления предлагается решение экологических проблем и в глобальном, и в локальном плане.

Между тем, учитывая молодость социальной экологии как науки, ее специфические связи с другими науками, можно задать вопрос (собственно, этот вопрос уже и задается), могут ли (и должны ли) социальные экологи на данном этапе развития науки приступать к формулированию научных законов, так как это, возможно, чревато большими отступлениями от их универсальности, чем допустимо для науки, и, кроме того, не существует ли при этом опасность, что закономерности, которые выявлены, окажутся произвольными эмпирическими обобщениями. Точно так же возникает вопрос, обладают ли имеющиеся в настоящее время эмпирические знания о системе «природа — общество — человек» необходимым качеством и достаточно ли их для того, чтобы они могли представлять собой реальную «критическую массу», необходимую для формулирования научных законов с позиций определения предмета социальной экологии. Ответить на этот вопрос тем более важно, что в социальной экологии формулировки, связанные с отношениями «общество — природа», основываются на эмпирическом материале (фактах) других, прежде всего естественных, наук. Наконец, пока еще идут дискуссии об определении предмета социальной экологии, т.е. отсутствует единое общепринятое мнение о ее месте в системе наук, и все еще не разработана полностью ее собственная система категорий. Из-за этого ее исследователи вынуждены пользоваться заимствованными понятиями и категориями (как это делалось в процессе возникновения других наук и делается иногда в уже сформировавшихся науках), а для точных определений научных законов, которые должны быть универсальными, науке следует обладать в определенной мере разработанной системой своих понятий и категорий.

Уже сделанные усилия и попытки сформулировать определения законов социальной экологии свидетельствуют о комплексности их установления и о фактах, имеющих для них ограничительный характер, на что мы и указывали. Так, например, еще до определения законов (возможных) социальной экологии обычно называют общие законы системы «человек — природа» и только после этого подходят к формулированию законов социальной экологии, которые по отношению к «общим» законам имеют характер частных. Так поступает, например, Н.Ф. Реймерс, который на основе частных законов, установленных такими учеными, как Б. Коммонера, П. Данеро, А. Тюрго и Т. Мальтус, указывает на десять законов системы «человек — природа». Эти законы в соответствии с тем, как он их систематизировал и привел, следующие: правило исторического развития производства за счет последовательного омоложения экосистем; закон бумеранга, или обратной связи взаимодействия человека и биосферы; закон незаменяемости биосферы; закон обновляемости биосферы; закон необратимости взаимодействия человека и биосферы; правило меры (степени возможностей) природных систем; принцип естественности; закон уменьшения отдачи (природы); правило демографической (технико-социально-экономической) насыщенности и правило ускоренного исторического развития. Реймерс, да, впрочем, и другие, при формулировании законов социальной экологии, так или иначе, исходит из этих «общих закономерностей» и, таким образом, законы социальной экологии, на которых мы здесь останавливаемся, в той или иной степени содержат в себе и выражения этих закономерностей.

Анализируя попытки установить законы социальной экологии, следует прежде всего указать на те из них, которые исходили из понимания общества как экологической подсистемы. При таком подходе следует прежде всего назвать два принципа (закона), которые в тридцатые годы были сформулированы Бауэром и Вернадским. Первый закон говорит о том, что геохимическая энергия живой материи в биосфере (включая и человечество как высшее проявление живой материи, наделенное разумом) стремится к максимальному выражению. Второй закон содержит констатацию того, что в ходе эволюции остаются те виды живых существ, которые своей жизнедеятельностью максимально увеличивают биогенную геохимическую энергию. Г. Одум и Е. Одум указывают, что в соответствии с законом максимализма в борьбе за существование выживают те системы, которые интенсивно эксплуатируют энергетические источники и снабжают систему большой энергетической силой. Жизнь на Земле, естественно, развивается только в условиях постоянного притока новой энергии, так как весь цикл циркуляции живой материи осуществляется в одной и той же массе живой субстанции с маленьким коэффициентом восстановления. Человеческий род проник в эту систему за счет того, что нарушил систему потребления и накопления энергии живой природы. Воздействие человека на энергетическую систему планеты нарушает эту систему, так как «растяжимость» биосферы мала, а человеческое общество, его популяция и сила присвоения развиваются быстро. В частности, постоянно увеличиваются потребности общества в энергии, они требуют большей структурной реорганизации биосферы, а производство новой энергии становится энергетически неблагоприятным. Однако эти закономерности следует осмысливать и с позиций специфичности общества, понимаемого как общности людей, и его отношения к природе. Общество действительно подчиняется целому ряду единых экологических закономерностей природной среды, но оно обладает и рядом свойств, которые не подвластны этим закономерностям. Поэтому при формулировании законов социальной экологии следует исходить и из выражения этих законов как законов «теоретического экологического влияния», при этом, однако, их не следует понимать как законы социальной экологии.

В работе Б. Коммонера «Замыкающийся круг» (Л., 1974) изложены четыре основных, глобальных экологических закона, которые, по мнению автора, действуют не только в биосфере, но и в сфере взаимоотношений социальной и биологической среды, в силу чего они могут считаться законами социальной экологии. Эти законы таковы: «Все связано со всем», «Ничто не может исчезнуть без следа», «Природа знает лучше» и «Ничто нельзя получить бесплатно». Первый закон содержит мысль, относительно которой можно сказать, что свое происхождение она ведет от принципа общей детерминации и указывает на то, что стремления человеческой среды возникают вследствие нарушения отношений в экологической системе в рамках ее причинно-следственных отношений. Из этого следует, что влияние на любую природную систему на Земле вызывает целый ряд эффектов, оптимальное развитие которых трудно предвидеть. Второй закон Б. Коммонера содержит положение о том, что человеческий род живет в таком мире, пространство которого является замкнутым, вследствие чего все, что создается благодаря тому, что берется от природы, ей же определенным способом снова возвращается. Поэтому появление в химико-экологической системе любой новой материи представляет собой переоформление этой системы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Третий закон указывает на связанность наших знаний о природе и нашего воздействия на нее. В частности, если мы полностью не осознаем всех возможностей переоформления природы, мы не сможем ее «улучшить» нашими действиями, и поэтому человечеству следует вернуться к тем формам жизни, которые представляют собой экологическую гармонию с природой. Четвертый закон содержит мысль о том, что глобальные экологические системы представляют собой неделимое целое и все, что человек из них извлекает, должно быть компенсировано. Поэтому потребление природных ресурсов не может быть безграничным, а человечество должно следить за тем, чтобы за счет потребления природных ресурсов не поставить под вопрос основу своего развития и существования.

Большое внимание формулированию законов социальной экологии уделил В.Д. Комаров в своих книгах «Что такое социальная экология» (Л., 1978) и «Социальная экология — философские аспекты» (Л., 1990). Он понимает (и формулирует) законы социальной экологии как стабильные периодичные связи между общественными и природными явлениями, которые имеют относительно статичный характер и проявляются в отношениях природно-социального континуума. В.Д. Комаров выделяет и ряд состояний, которые он понимает и рассматривает как природные законы, основанные на законах общественного развития. Под такими состояниями он понимает: ведущую роль общественной системы в определении характера использования природных ресурсов, непрерывное производственное овладение формами движения материи, оптимальную скоординированность состояний природной среды с характером и темпом развития производства, естественнонаучное расширение ойкумены и «волнообразный» прогресс ноосферы. Сформулированные В.Д. Комаровым законы социальной экологии являются показателем и ее развития, и общественного контекста того времени, когда они были сформулированы. Позже было указано как на их противоречивость, так и на неприемлемость, особенно в отношении того, что и социалистическая, и частнособственническая общественные системы более или менее в состоянии поддерживать экологическое равновесие, потому что, как отмечалось, общественно-политическое устройство не влияет на использование природных ресурсов в такой степени, как развитие производительных сил и экологическое сознание определенного общества. Пять законов социальной экологии сформулировал Н.Ф. Реймерс. Эти законы таковы: правило социально-экологического равновесия; принцип культурного управления развитием; правило социально-экологической замены; закон исторической (социально-экологической) необратимости и закон ноосферы В.И. Вернадского. Первый закон (правило) содержит мысль, что общество развивается тогда и настолько, насколько сохраняется равновесие между его «давлением» на среду и возможностью восстановления этой среды естественным или искусственным путем. Второй закон (принцип) культурного управления развитием говорит об ограниченности экономического развития экологическими рамками и указывает на необходимость управлять развитием с учетом глубоких процессов взаимодействия, происходящих между обществом, природой и человеком и теми общественными группами, в которых человек живет. Третий закон (правило) содержит мысль о необходимости понимания возможного изменения социально-экологических потребностей человека разными способами, которые обусловлены специфическими характерными особенностями природной среды и которые на нее влияют. Четвертый закон содержит мысль об исторической необратимости процесса развития общества. В качестве пятого закона приведен закон В.И. Вернадского, в соответствии с которым биосфера неизбежно переходит в ноосферу, т.е. в такую сферу, в которой человеческий разум играет преобладающую роль в развитии системы «человек — природа». Тем самым хаотическое саморазвитие природы в процессе естественной саморегуляции заменяется разумной стратегией, которая основывается на принципах прогнозирования и планового регулирования процессом развития природы.

Этот краткий обзор свидетельствует о следующем. Во-первых, так же как социальная экология в своем формировании и развитии пользуется категориями экологии, так и формулирование ее законов основывается на закономерностях экологии при выраженном стремлении подчеркнуть специфичность проявления этих законов в отношениях «общество — природа». Во-вторых, в процессе развития социальной экологии, по мере того как она становится все более самостоятельной (с прояснением предмета ее изучения в качестве науки), при формулировании своих законов как законов отдельной, частной науки, она все больше и больше освобождается от биологического подхода при установлении закономерностей в сфере «общество — природа» с выражением отношения общества или отдельных общественных групп к необходимости защиты и сохранения среды, окружающей человека.
В-третьих, сформулированные законы социальной экологии в большей степени устанавливают, в каком направлении следует искать и выявлять ее закономерности, и в меньшей — представляют собой идеи о связях между явлениями, ставшими предметом социальной экологии в смысле научных законов и их понятийного определения.

С пониманием относясь к тем ограничениям, которые вытекают из молодости социальной экологии как науки, и к трудностям, являющимся следствием специфичности предмета ее изучения, считаем, что существуют потребность и возможность определять ее основные законы. Потребность их формулирования вытекает из потребности того, чтобы социальная экология смогла заявить о себе (и утвердить себя) как о науке. Целью любой науки (в том числе и социальной экологии) является установление научных законов. Их установление в социальной экологии является также и потребностью общества основывать на научных знаниях свои действия как в глобальном, так и в локальном плане по сохранению и защите окружающей среды. Возможность сформулировать эти законы дает уже накопленный материал по осмыслению окружающей среды человека, отношений в ней, отношения общества к окружающей среде и существующие на настоящий момент сформулированные законы социальной экологии, которые можно подвергнуть критике, но никак нельзя игнорировать. При таком подходе к формулированию законов социальной экологии, исходя из определения ее предмета, понимая ее как отрасль социологии (которая изучает специфические связи между человеком и его окружающей средой), и из понятийного определения научных законов мы считаем возможным сформулировать десять ее основных законов. Эти законы таковы:

Человек как природно-общественное существо живет в природе, созданной таким способом, который не мог бы быть результатом человеческого сознания. В природе все формы органического и неорганического мира составляют нерушимое единство, и человек — часть этого единства.

Жизненная среда человека состоит из ранее заданных природных условий и обстоятельств, возникших помимо человеческой деятельности, а также из условий и обстоятельств, созданных человеческой деятельностью.

Возможности развития социотехнических систем, которые возникают как результат человеческой способности осмысления и творчества, неограниченны, природные же ресурсы ограниченны, а некоторые из них и невосполнимы.

Использование природы человеком ограничено необходимостью поддерживать экологическое равновесие в данном пространстве и времени, а экологические проблемы возникают из-за отсутствия гармонии между биосферой, техносферой и социосферой.

Быстрое и всеобъемлющее технологическое развитие сопровождается ростом возможностей нарушения экологического равновесия, а природа сама не может освобождаться от его отрицательного воздействия с помощью саморегуляции, для этого необходимы действия общества по сохранению и защите природной среды.

Существует взаимосвязь между состоянием экосистемы человека, концепцией и целями общественного развития и качеством жизни человеческих сообществ и человека.

Экологические проблемы имеют глобальный характер, все общества, представляющие собой составные части человечества в целом, существующего на Земле, стоят перед лицом опасности, вызванной нарушением экологического равновесия, поэтому покорение и освоение человеком природы как в локальном, так и в глобальном плане должны соответствовать экологическим возможностям.

Для преодоления неразумного освоения природы (которое становится все сильнее с развитием производительных сил человека) необходимо развивать экологическое сознание и понимание того, что пренебрежение экологическими закономерностями жизни природы ведет к разрушению биологической системы, от которой зависит жизнь человека на Земле.

Между человеческой природной средой жизни и его трудовой средой существует связь, которая проявляется через возможность нарушения экологического равновесия и которую следует поддерживать выработкой концепции системы защиты как природной, так и трудовой среды.

Существует связь между концепцией защиты жизненной среды человека в отдельных обществах и их общественно-экономическими системами, и не только ими, но и системами ценности и культурно-духовным развитием.

Перечисленные законы социальной экологии мы охарактеризовали как основные, а это означает, что возможны их дальнейшее осмысление и критический пересмотр на основе новых исследований. При критическом осмыслении следует принимать во внимание, что они сформулированы с позиций социальной экологии как частной отрасли социологии, которая изучает специфические связи между человеком и его жизненной средой с позиций и его выживания как природно-общественного существа, и отношения общества в его институциональных и неинституциональных формах организации к анализу и решению экологических проблем.



[1] Хотя социальная экология основывалась (и основывается) «на различных и даже расходящихся во мнении трактовках, она долгое время существовала по крайней мере как костяк социологии города». Ее понятия, модели и «теории» стали популярным образцом концептуализации и интерпретации территориальной социальной структуры и процессов, особенно в контексте больших городских агломераций (Млинар 3. Еколошке концепциjе, просторно-друштвене промене и развоj. — «Ревиjа за социологиjу». Загреб, 1978, № 1—2, с. 75).

[2] Подробнее о гуманной экологии как научной дисциплине между экологией растений и животных и социальной экологией. см. Mattel Dogan. Stein Rokkan (Ed.). Social Ecology. Cambridge. 1974,
p. 3—4.

[3] Марков Ю.Г. Социальная экология. Новосибирск, 1986, с. 39.

1 Термин «созология» происходит от греческих слов созо — защищаю и логос — наука. Иногда созологию определяют как «науку о социальном обмене материей и энергией, устанавливающую его закономерности, познающую его влияние на природу и воздействие измененной природы на общество, разрабатывающую пути управления обменом материи в интересах человечества. Созология — комплексная наука, изучающая методами естественных наук ряд аспектов сложных социальных явлений—обмен материей и энергией между природой и обществом» (Марков Ю.Г. Социальная экология. Новосибирск, 1986, с. 50—51).

2 «Экология из формы позитивной обратной связи в отношении «человек — природа», связи, имеющей своим следствием создание все более сложных видов отношений, превратилась в идеологию негативной обратной связи, основным критерием которой является стремление возвратить отношение «человек — природа» к тем формам, в которых природа будет в малой степени амортизироваться» (Штамбук В. Кључеви развоjа. с. 127).

1 Цифрић И. Социjална екологиjа. Загреб, 1989, с. 314.

2 Млинар 3. Цит. раб., с. 76.

1 Млинар 3. Цит. раб., с. 76.

2 Цифрић И. Социjална екологиjа. Загреб, 1989, с. 312.

1 Млинар 3. Цит. раб., с. 77.

2 См.: Бганба В.Р. Становление ноосферы и экологическая этика // Русский космизм и ноосфера. М., РАН, 1989. Бганба В.Р. Культура и ноосфера // История. Культура. Цивилизация. М., РАН, 1991.Бганба-Церера В.Р. Становление экологической этики. М., РАУ, 1992.

1 В русской литературе используется термин «ноосфера», означающий систему «общество—природа», являющуюся результатом сознательной деятельности людей. Следует учитывать возможность двух подходов к управлению социально-экологическими системами: проектирование и изменение природной среды и изменение и совершенствование социально-экономической структуры общества. Эти два подхода дополняют друг друга, проявляясь как две стороны одного и того же процессапроцесса формирования ноосферы. Социальная экология в соответствии с одним из подходов, не получившим широкого распространения, в качестве предмета своего исследования имеет ноосферу, вернее, сознательное формирование ноосферы (Марков Ю.Г. Социальная экология. Цит. раб., с. 38).

2 Подробнее о биоэкологическом и ноосферном подходе в экологических исследованиях см.: Комаров В.Д. Социальная экология — философские аспекты. Л., 1990, с. 38—46.

1 Цифрић И. Социjална екологиjа. Загреб, 1989, с. 333—334.

2 Никитин Д.П., Новиков Ю.В. Окружающая среда и человек. М., 1986, с. 32—41.

[4] См. подробнее: Введение в социальную экологию. М., РАУ. 1993

1 Unawelt — Lexicon. Koeln, 1985, p. 283—284.

2 Mattei Dogan, Stein Rokkan. Social Ecology. — «The M.I.T. Press». Massachusets Institute of Technology, Cambridge, Massachusets, 1974.

3 Марков Ю.Г. Социальная экология. Новосибирск, 1986, с. 65.

4 Термин «ноосфера» ввели в науку французские ученые Э. Леруа и П. Тейяр де Шарден. В.И. Вернадский употребил этот термин для обозначения фазы развития биосферы, когда она переходит в новую эволюционную форму (ноосферу), представляющую собой новое геологическое понятие на нашей планете, где человек становится значительной геологической силой. Человек, по его мнению, должен своим трудом переделать среду, в которой живет, изменяя ее по отношению к тому, что было (Лось В.А. Человек и природа. М., 1978, с. 65).

5 Исследование процесса формирования и функционирования ноосферы и соответствующих процессов управления окружающей средой ведется на двух уровнях: дисциплинарном и междисциплинарном. Первый уровень включает дисциплины, находящиеся в стадии интенсивного развития. Это прежде всего биология защиты природы, экология, конструктивная география и экология человека, ориентированные на исследование возможностей управления окружающей средой на основе собственных знаний. Междисциплинарный уровень реализуется социальной экологией как комплексной наукой, связанной с другими дисциплинами низшего уровня (Марков Ю.Г. Социальная экология. Цит. раб., с. 66).

1 Так, например, В.Д. Комаров в предмет социальной экологии включает выявление закономерностей и метода оптимизации взаимодействия общества и природы, т.е. оптимальные условия жизни человека как биологического и социального существа. (Подробнее см.: Гирусов Э.В. Социальная экология: специфика и проблемы, ее основные задачи развития. — «Вопросы социоэко-логии». Львов, 1987, с. 11—23.)

2 См.: Комаров В.Д. Социальная экология — философские аспекты. Л., 1990, с. 64—76.

3 Например, Цифрич И. считает, что социальная экология не может быть ни узкой, ни исключительно социологической дисциплиной, а также, с другой стороны, не может быть постулирована как вершина комплексных дисциплин, которая соединяла бы в себе знания других дисциплин (Социjална екологиjа. Загреб, 1989, с. 317—318).

1 «Здесь речь идет о сложном предмете, состоящем, с одной стороны, из природы (первичной природы) со своими закономерностями, а с другой стороны, из человеческой деятельности (с ценностным II целевым определением), т.е. речь идет о «культивированной природе», «вторичной природе», или, другими словами, о социально конституированной природе — о природе, которая все труднее воспроизводится или должна воспроизводиться (с помощью человека). Поэтому экология становится социальной экологией, наукой с ценностными нормами и как таковая содержит «стратегические элементы для возможной концепции развития будущего. Эго реализованная наука с «альтернативными» общественными целями, кроме одной, не имеющей альтернативы: социальное воспроизводство природы» (Социjална екологиjа. Цит. раб., с. 329).

2 Там же, с. 330.

[5] См. подробнее: Бганба-Церера В.Р. Экологическая проблема: социально-философские основания и пути решения. М., РАУ, 1993.

2 Мы исходим из положения, что отраслевые социологии в качестве своего предмета изучают отдельные общественные явления, специфические закономерности их развития и специфические связи явлений, ставших предметом изучения, с другими социальными явлениями, образующими вместе человеческое общество (подробнее об этом см.: Маркович Д.Ж. Общая социология. М., 1995, с. 50—54).

1 В какой мере социальная экология сможет познать эти закономерности, зависит от программы исследований экологических проблем и вообще реализации прикладных исследований.

1 Цифрић И. Социjална екологиjа. Загреб, 1989, с. 331.

1 Цифрић И. Социjална екологиjа, с. 324¾325.

2 Fradier Georges. A propose de la qualite de la Vie. UNESKO, Paris, 1976, p. 6.

3 О различных трактовках качества жизни см.: Попов С.Н. Проблемы «качества жизни» в современной идеологической борьбе. М., 1977, с. 14—43.

1 См.: Марковић Д. Социjална екологиjа и хуманизациjа човекове средине. ¾ «Комуна», Београд, № 9.1984.

2 Гирусов Э.В. Система «общество — природа». Проблемы социальной экологии. М., 1976.
с. 82—122.

3 Fradier Georges, р. 7—8.

4 В Атласе Всемирного банка, опубликованном в Нью-Йорке, впервые в 1985 г. названы так называемые факторы «качества жизни»: продолжительность жизни и процент детей, посещающих общеобразовательные школы. По этим данным три четверти населения в мире проживает в развивающихся странах. Продолжительность 'жизни в этих странах увеличилась с 45 лет в 1960 г. до 60 лет в 1982 г. За этот период в развитых странах она соответственно возросла с 70 до 76 лет (Београд, Политика, 1985, с. 7).

1 Пантић Н. Цит. раб., с. 9.

2 cм.: Mapковић Д. Место социjалне екологиjе у универзитетском образовању за заштиту човекове средине. — «Универзитет данас». Дубровник, 1987, с. 353—364.

1 Продановић Т. Улога науке и образовања у развоjу еколошке свести. — «Универзитет данас». Дубровник, 1984, с. 395.

2 Бepбepовић Л., Xaњалић К., Шарић Т. Универзитет и еколошки изазов. — «Универзитет данас». Дубровник, 1984, с. 295.

1 Маркович Д.Ж. Социальная экология. М., Изд-во МГСУ «Союз», 1996, с.99.

1 Сторонники позитивистского метода различаются по отношению к возможности установления причинности. Одни считают, что следует отказаться от категории причинности как метафизической и спекулятивной, а законы должны быть только общими и способствовать предвидению явлений. Другие считают, что явление не объяснено до тех пор, пока не открыта его причина. Эмиль Дюркгейм развивает функционалистское объяснение взаимосвязей общественных явлений.

2 Некоторые исследователи считают, что при разработке исторического метода, во-первых, недооценивается причинное и функциональное объяснение, так как он ограничен описанием явлений и выявлением индивидуальных связей между ними. Во-вторых, не обеспечивается возможность проверки результатов исследования. И тем не менее этот метод используется в социологии в различных вариантах с целью преодоления недостатков позитивизма и функционализма.

3 Так или иначе, в качестве предмета социальной экологии выступает система социоприродных отношений, возникающая и функционирующая как результат сознательной рациональной деятельности людей или как единство и взаимодействие природы и общества (см.: Марков Ю.Г. Социальная экология. Новосибирск, 1986. с. 65; Афанасьев В.Г. Системность и единство. М., 1980, с. 163).

1 Во все времена подлинно великие ученые, оставившие след в науке, использовали индуктивно-дедуктивный и эмпирически-рациональный методы (Mapковић М. Философски основи науке. Цит. раб., с. 24).

1 Понятие теории многозначно. Оно часто употребляется в качестве синонима любому знанию. Однако в узком смысле теория означает совокупность знаний, более или менее проверенных, объясняющих явление или область явлений.

2 «Поэтому граница между теорией и методом часто условна. На эмпирическом уровне познания от чувственно-конкретного к абстрактному создаются теоретические обобщения, которые могут быть оформлены в теорию, обобщающую (описывающую) закономерности на этом уровне. А на реляции от абстрактного к мысленно конкретному такие теоретические формулировки применяются в качестве метода» (Комаров В.Д. Социальная экология — философские аспекты. Л., 1990,
с. 82).

1 «Единица измерения существования — это не только организм, но и его окружение (большее целое). Если биосфера эволюционирует в направлении соответствующей природной системы, то это соответственно повышает степень кооперации и взаимной поддержки, что, в свою очередь, сопровождается меньшей степенью свободы для составных частей системы. Это наиболее убедительно показал Лавелок в своей теории, рассматривающей планету как новый организм, оптимизирующий условия для своего существования» (Sterling Stephen R. Towards an ecological world view. — «Ethics of Environment and Development». London, 1990, p. 81).

2 Поэтому люди должны относиться к «семье Земля», как к чему-то, что является большим, нежели их окружение; эта «семья Земля» — необходимое и незаменимое условие их существования, их жизни. Более подробно см.: Kothary Rajni. Environment, technology and ethics. — там же, с. 32.

1 «Отчуждение как корень зла — это основной мотив, который современная экологическая философия принимает даже тогда, когда отрицает все христианское мировоззрение. Поскольку источник зла — отчуждение от собственных основ, а его решение — возвращение к этим основам, то экологический кризис в своей самой глубокой основе — отчуждение человека от того, из чего черпает свои силы» (Erazim Konak. Filosoficka ekologie pо dvacati letech. — «Filosoficky časopis», Praha, 1993, p. 938).

1 Печуjлић М. Савремена социологиjа, с. 119.

2 Majop Ф. Сутра, jе увек касно, с. 79.

3 Sterling Stephen R. Towards an ecological world view. Цит. изд., с. 85.

1 «Выражение «количественный» используется в тех случаях, когда речь идет об удовлетворении одной стороны жизни — о достижении все большего материального благополучия. Выражение «качественный» употребляется для измененного человека по отношению ко многим сторонам и аспектам жизнедеятельности... Эти два противоположных принципа лежат в основе двух противоположных концепций прогресса: доминирующей силы и потребления, с одной стороны, и творческой силы и самопознания — с другой» (Марковић М. The development vision of socialist humanism. — «Ethics оf Environment and Development». Цит. раб., с.129).

2 Там же.

3 «Те экологи, которые предлагают отказ от промышленной цивилизации и возврат к земледельческому и скотоводческому обществу, теряют смысл к истории и стремятся к компромиссу в критике экологии современного общества. Человечество не может вернуться в прошлое, к страданию и бедности. Оно может и должно стремиться к использованию возросшего производства в других целях, кроме накопления материальных богатств» (там же, с. 133).

4 «Быть свободным значит, во-первых, осознавать существующий плюрализм возможностей; во-вторых, выбрать одну из них и вести себя в соответствии с этим выбором, в-третьих, быть в состоянии контролировать ситуацию и не допускать неожиданных последствий» (Марковић М. The development vision of socialist humanism. Цит. раб., с. 132).

1 Konak Erazim. Цит. раб., с. 944.

2 «Гуманизм и наука — это единое культурное движение, соединенное в человеке как источнике и цели, важнейшей чертой которого является научность: твердое стремление подчинить законам природы современное и прошлое богатство природы и истории; требование разумности и право распоряжаться своей собственной судьбой и природой» (Majop Ф. Сутра je увек касно. Цит. раб., с. 219).

3 В решении экологических проблем можно исходить из следующего принципа: «Пусть наука исследует и открывает, а общественные органы принимают решения по поводу того, что производить и потреблять; общественное мнение помогает правительствам, информирует их и предупреждает; профессиональные «советники по будущему» охраняют современность от необдуманных перемен; демократия контролирует правительства; социология должна предостерегать науку и технику и вдохновлять политику (Jовановић Д. Ведрина, рад и старање, вepoвaње и знање. Београд, 1971, с. 6).

1 Теория — это более или менее проверенное знание, объяснение фактов и данных, а гипотеза — предполагаемое объяснение (чаще всего основанное на теоретическом объяснении).

2 Горюнов В.П. Техника и природа. Л., 1980, с. 40.

3 Социальный детерминизм и научно-технический прогресс. Л., 1982, с. 52—53.

[6] См. подробнее: Урсул А.Д. Перспектива экоразвития. М., 1990.

[7] Комаров В.Д. Социальная экология. Л., 1990, с. 88.

[8] См. подробно: Мамедов Н.М. Экология и техника М.,1989.

1 Подробнее см.: Бурбах X. Филозофиjа технике. Загреб, 1979; Баљ Б. Техника као заjедница. Нови Сад, 1991.

1 Подробнее см.: Ђукановић М. Еколошки изазов. Београд, 1991, с. 55—62.

1 «В той же мере, в какой научная истина является сама по себе одной из моральных ценностей, наука будет продолжать играть опосредованно этическую роль в человеческой истории. Благодаря микропроцессорам наука прогрессивно начнет ускорять регистрацию и анализ новой информации. Ученые смогут освободиться от всех чисто технических исследовательских видов деятельности, которые будут проводиться в соответствии с установленными объективными правилами (например, статический анализ, решение уравнений с несколькими неизвестными, формальные логические операции, установление диагноза в медицине и т.д.). Будущим ученым не придется хранить в памяти многочисленную информацию, и это существенно изменит характер многих сегодняшних профессий, обеспечит более полное развитие социальной экологии (Марковић М. Етички проблеми науке. —В кн.: Проблеми науке у будућности. Београд, 1991, с. 143).

2 «Малые шаги делают малые люди, пришибленные методами из справочника. Большие шаги характерны для великих людей, умеющих соединить смелость и мечту с проницательностью» (Маjор Ф. Сутра je увек касно. Београд, 1991, с. 223).

3 Подробнее см.: Марковић М. Филозофске основе науке. Цит. раб., с. 521—525.

1 Подробнее о научной проверке см.: Маркович Д. Общая социология. Ростов-на-Дону. 1993,
с. 84—86.

2 Печуjлић М. Савремена социологиjа. Цит. изд., с. 51.

Предыдущая