Современная экологическая обстановка в отдельных странах и регионах оставляет желать лучшего. Миссия нашего сайте — обеспечить русскоязычных жителей планеты Земля актуальной информацией о защите окружающей среды, экологической безопасности и экологии в целом.

Полезные ресурсы и публикации:
-

Д.Ж. Маркович, В.И. Жуков, В.Р. Бганба-Церера
Социальная экология: Учебное пособие

— М.: Изд-во МГСУ «Союз», 1998. — 339 с.

Предыдущая

Глава 7. Политика и экологическая политика

По мере роста экологических проблем, которые приняли характер экологического кризиса, все чаще стали раздаваться требования необходимости ведения экологической политики, т.е. необходимости направлять человеческую деятельность в соответствии с природой с помощью и при участии государства и политических организаций, в первую очередь политических партий, для того, чтобы обеспечить сохранение в природе экологического равновесия. Так, научные знания об экологических системах и о том, что в них наряду с однопричинными действиями возможны и многопричинные, помогают предугадать определенные изменения в природе и что в соответствии с ожидаемыми изменениями можно (и следует) определить, каким должно быть отношение человека к природе[234]. Это означает ведение обществом определенной политики по отношению к природе с целью защиты и сохранения жизненной среды человека. Так возникает экологическая политика, представляющая собой особую, специализированную политику в рамках политики в целом как сферы общественной деятельности, направленной на осуществление в обществе определенных целей.

Для того чтобы более полно понятийно определить экологическую политику, ее цели и субъекты, следует исходить из определения политики в целом как сферы социальной деятельности[235]. Однако политика по-разному определялась не только в прошлом, но и в настоящее время. В античной Греции политикой называли организованную общественную жизнь, а ее конечной целью были общее благо, справедливость, польза и воспитание характера. Политическая жизнь понималась как деятельная, практическая жизнь в сообществе с другими людьми и как стремление к тому, что можно считать хорошим, справедливым и полезным для всего сообщества, а благо, представлявшее собой цель политики, не должно было противопоставляться этической правильности желаемого[236]. В наступившие затем средние века политика как деятельность стала делом правителей, правления, утратив свой общественный характер. Сфера политического в обществе строилась по модели сферы частного, и в рамках «основной средневековой единицы правления, феода, собственность и власть были идентичны»[237]. Благодаря освобождению производственной деятельности и поворота от узких сословных рамок феодального порядка к созданию новой общественной структуры буржуазного общества формируется и новая роль государства, в результате чего происходят и изменения в понимании политики. Политика становится деятельностью, направленной на управление государством и посредством государства. С развитием буржуазного общества изменяется и понимание политики таким образом, что оно все меньше и меньше связывается с одним только государством как организацией власти. Понятие политики распространяется постепенно и на другие формы воздействия общества на государство[238].

В нашем веке мы имеем дело с широким спектром понятий, определяющих политику. Такой широкий спектр понятийного определения политики возникает не только вследствие развития знаний и теоретического осмысления политики как общественной деятельности, но и благодаря существованию широкого спектра форм организации государства и его функций, а также возможности общества оказывать на государство воздействие, в частности на его организацию и деятельность[239]. Считается, что в этом спектре политической жизни имеется четыре формы политического управления: тоталитарная, этатистская, плюралистская и республиканская. При этом, однако, считается, что в самом общем смысле этого слова политика может быть определена как «деятельность по общественному принятию решений в обществе относительно всего, что связано с его выживанием, функционированием и развитием»[240].

Политика как общественное явление определялась и определяется по-разному, в зависимости от тех целей, которые с ее помощью могут быть достигнуты, и средств, использующихся для достижения этих целей. Точно так же существовало и существует в настоящее время много различных пониманий того, что представляют собой политика как общественная деятельность и наука о ней. В самом широком смысле слова политика определялась как область общественной жизни, которая охватывает совокупность процессов и институтов, через которые осуществляется сознательное регулирование конфликтных ситуаций и интересов и принимаются решения об общих делах и жизнедеятельности некоего глобального общественного сообщества[241]. Однако такое определение политики слишком широко, вследствие чего появилась необходимость дать более узкое, более точное научное определение политики как общественного явления.

Под политикой подразумевается «деятельность государства, вся та деятельность организованных общественных групп, особенно политических партий, которая относится к государственной власти, а также деятельность, которая вытекает из взаимоотношений этих групп»[242]. Однако дается и другое определение, включающее «все формы и виды сознательных общественных действий, благодаря которым обеспечиваются разрешение общественных противоречий и выполнение общих общественных функций, связанных с интеграцией отдельных частей в функционально организованное целое глобального общества»[243]. Похоже на эту трактовку и то определение политики, в соответствии с которым она представляет собой «деятельность, ориентирующую общество как глобальное сообщество в определенном направлении прежде всего с помощью государственной власти или других соответствующих специализированных общественных организаций (в настоящее время главным образом политических партий)». Определяемая таким образом политика выступает в качестве важного общественного фактора. Она состоит из пяти элементов: это сознательная деятельность, имеющая свои субъекты, которые ее осуществляют; это деятельность, определяющая направление других видов человеческой деятельности; это другие виды деятельности, направляемые в определенную сторону при осуществлении определенных целей; и в этой деятельности используются определенные средства — направляющие[244].

Исходя из вышеприведенных и других определений политики как общественного явления, мы считаем, что политика может быть определена как сознательная деятельность, с помощью которой при посредничестве государства и (или) политических организаций на осуществление определенных целей определенными средствами ориентируются другие виды общественной деятельности. Политика как общественная деятельность, определенная таким образом, предполагает наличие программ для определенных видов деятельности, ориентацию, т.е. направление этих видов деятельности, а также средства, с помощью которых реализуется деятельность, предусмотренная программой. По сути дела политика представляет собой способ регулирования общественных отношений через ориентирование и направление их развития во многих областях или во всей их совокупности. Какова будет политика, т.е. в каком направлении, с какой целью и с использованием каких средств будут осуществляться отдельные виды общественной деятельности в отдельных обществах, зависит от степени развития каждого общества, от его социальной структуры, исторического развития, традиций и культуры. Однако, несмотря на эти и другие факторы, которые влияют или могут влиять на формулирование целей политики и на выбор средств ее осуществления, остается открытым вопрос отношения между политикой и моралью, точнее, вопрос согласования того, что ставится целью политики и моральными принципами, т.е. моральными нормами данного общества и общечеловеческими моральными нормами[245].

Политика как деятельность по сознательной ориентации может иметь (и имеет) своим предметом различные виды общественной деятельности. На основе направления этих различных видов деятельности[246] возникают и отдельные направления политики. Именно таким образом появилась и экологическая политика. Экологическая политика как сознательная общественная деятельность имеет своим предметом такое отношение человека к природе, при котором он не нарушал бы своим материальным производством отношения в ней самой, в экосистемах и между ними, не допуская нарушения экологического равновесия, которое может привести к экологическому кризису, т.е. к возникновению угрозы для естественных условий жизни человека. Это объясняется тем, что между неорганической и органической природой имеется тесная взаимосвязь, даже взаимопроникновение. «Поэтому при рассмотрении состава реального мира с философской точки зрения именно в этом смысле указывается, что вся неорганическая природа в своей совокупности представляет собой одно целостное и очень сложное существо. И именно в этом смысле такое существо как беспрерывное и единое целое составляет неорганическую основу всего мира. И на нем как на крепкой и надежной основе поднимаются два других вида органической природы — живые существа в целом, за исключением человека, и сам человек и его общество...»[247].

Поэтому термин «экологическая политика», в смысле глобальной экологической политики, «можно трактовать как системы политических, экономических, юридических и т.п. мер, направленных на регулирование состояния окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов в рамках какой-либо территории или мира в целом»[248].

Современный мир оказался перед лицом серьезных проблем в окружающей его природе. Показателями этих проблем, свидетельствующих о плохом состоянии природы, являются: рост численности населения, сопровождающийся нехваткой продуктов питания, двойственная (положительная и отрицательная) природа науки и технологии, ограниченность природных ресурсов и пр[249]. Столь неудовлетворительное положение в окружающей человека природе возникло из-за того, что при программировании и реализации материального прогресса общества не были приняты во внимание экологические основы человеческой жизни и жизни других существ. Отсутствовала экологическая политика, которая заботилась бы и об этом аспекте материального развития и общественного прогресса и принимала в расчет также и контекст исторического развития человечества как сообщества людей на планете Земля. В силу всех этих обстоятельств становится ясно, что для решения возникших экологических проблем необходимо проводить экологическую политику. Поэтому в настоящее время почти все страны, в особенности же те, которые относятся к исторически наиболее развитым, стараются сформулировать свою экологическую политику, отрегулировать плановое использование природных ресурсов и обеспечить финансовые средства для их восстановления. Точно так же большинство государств стремится к тому, чтобы законодательно отрегулировать пользование обрабатываемыми площадями земной поверхности. Почти все государства стремятся нести определенную политику по сохранению и использованию природных ресурсов. Однако сохранение окружающей среды, стратегия охраны и использования природных ресурсов — это предмет внимания не только государственных органов, но и других общественных и политических организаций.

Цель экологической политики — не только регулирование отношений человека и общества в природе. Целью ее является также и регулирование отношений в природе, в экосистемах и между экосистемами. Это регулирование экологическая политика осуществляет через регулирование человеческой деятельности, направленной на эти отношения и экологические процессы[250]. По сути, экологическая политика прежде всего регулирует общественные процессы и с их помощью влияет на отношения в экосистемах и между ними. Она делает это прежде всего через государство, поскольку экологические проблемы и неудовлетворительное состояние окружающей человеческое общество природы представляют собой одну из причин кризиса в современном мире. Между тем государство отнюдь не является единственным субъектом формирования и осуществления экологической политики. Напротив, в современном обществе, а особенно в промышленно развитых странах, государство, несмотря на все свое значение, не является единственным субъектом экологической политики, а лишь одним из них наряду с политическими партиями, научными и профессиональными обществами, хозяйственными субъектами, общественными движениями и т.д.[251]

Экологическая политика—это новое явление, понимаемое в рамках политики как регулирующая общественная деятельность, направленная на достижение определенных целей. В силу новизны этой политики на настоящий момент нет общепринятого ее определения. Тем не менее, исходя из определения политики вообще и из существующего общего согласия в том, что цель экологической политики — это регулирование в желаемом обществом направлении отношения человека к природе, можно приемлемым способом подойти к ее определению. Экологическая политика представляет собой сознательную и организованную регулирующую деятельность, с помощью которой и при посредничестве государства и общественных, а особенно политических организаций регулируется отношение общества к природе с целью защиты и развития окружающей среды. Определяемую таким образом экологическую политику не следует понимать как государственную политику, как осуществление государственной власти, хотя, конечно, государство является важным фактором ее реализации, так как экологические проблемы не могут быть решены лишь классическими мерами государственной политики[252].

Все-таки экологическая политика является важной составной частью политики любого государства и ее осуществление или не- осуществление влияет на отношение граждан к органам государственной власти[253].

Экологическая политика так же, как и политика вообще, имеет пять основных элементов: направленность, цель, субъекты, деятельность и средства. Экологическая политика — это регулирующая деятельность, которую осуществляют государство и другие общественные, прежде всего политические, организации (особенно партии). Политикой осуществляется регулирование всех общественных факторов, которые находятся в определенных отношениях с природой в процессе производства в том смысле, что эти их отношения могут влиять (и влияют) на отношения в природе (в экосистемах и их взаимных отношениях). Цель регулирования — сохранение экологического порядка в жизненной среде, с тем чтобы она могла быть рамками жизни и, в частности, человеческой жизни. Средства, применяющиеся при осуществлении регулирования по отношению к природе, различны и зависят от того, является субъектом экологической политики государство или же какая-то другая общественная или политическая организация. Государство как субъект экологической политики осуществляет регулирование отношения к природе правовыми документами, от планирования и регулирования через законы об охране природных ресурсов до применений санкций (часто весьма строгих) за несоблюдение экологических предписаний. Если же в качестве субъекта экологической политики выступают общественные организации, прежде всего политические партии, то они могут оказывать влияние на регулирование отношения к природе с целью ее сохранения силой политического давления на органы государственной власти, с тем чтобы те проводили определенную экологическую политику[254].

Если исходить из понимания экологической политики как сознательной и организованной общественной деятельности, цель которой — защита от разрушения и развитие окружающей среды человека, и из того характера, который имеют экологические проблемы как глобальные, проявляющиеся на локальном, национальном, региональном и международном уровнях, то экологическая политика может быть различной по своему «объему». Так, она может быть национальной (государственной — в границах одного государства), региональной (т.е. осуществляться в отдельных регионах) или международной. Однако все они могут быть связаны в той мере, в какой связаны экологические проблемы, к решению которых они стремятся. Эти виды политической деятельности, а особенно национальная, проводящаяся отдельными государствами и международными организациями, координируются с помощью международных актов, т.е. документов, принимаемых международными организациями и форумами. Так, например, в «РИО-декларации об окружающей среде и развитии» говорится, что «государства должны оперативно и решительно сотрудничать в деле дальнейшего развития международного права и ответственности, а также в вопросах компенсации за отрицательные последствия, вызванные деятельностью в рамках их юрисдикции или в контроле над теми областями, которые находятся за пределами их юрисдикции»[255].

Экологическая политика как организованная (сознательная и регулирующая) деятельность основывается на определенных принципах[256]. Принципы могут быть поделены на две основные группы: политические и социально-экологические. В качестве наиболее важных политических принципов выделяются: принцип демократичности, гласности, добровольности, активности и переговорности[257]. Социально-экологические сводятся к следующим: приведение в соответствие экономического развития и экологических возможностей; использование достижений научно-технического прогресса в соответствии с требованиями, выдвигаемыми необходимостью сохранения экологического равновесия; создание систем потребностей, удовлетворение которых не приводит к разрушению окружающей среды человека, и планирование естественного роста населения в той мере, в какой его могут поддержать природные ресурсы и развитие технологии (без отрицательных последствий для экономического развития и для окружающей среды). Содержание и осуществление как политических, так и социально-экологических принципов в отдельных государствах и на отдельных этапах их развития зависело и зависит от их общественно-политических систем и от изменений в этих системах.

В качестве организованной деятельности, исходящей из принципов, содержание, принятие или непринятие которых обусловлено многочисленными факторами, экологическая политика при осуществлении своих целей располагает определенными методами, которые она и использует. Среди методов экологической политики чаще всего приводятся: технико-технологические, экономические, законодательно-правовые, политические и воспитательно-образовательные. Технико-технологические методы включают в себя применение технико-технологических решений и средств защиты и развития окружающей среды. Экономические методы проявляются в использовании экономических инструментов при решении экологических проблем. Законодательно-правовые выражаются в законодательном регулировании отношений общества, т.е. отдельных общественных субъектов, к окружающей среде. Политические методы проявляются в политических действиях всех субъектов защиты окружающей среды человека (особенно это относится к политическим организациям). Воспитательно-образовательные методы служат развитию экологического сознания и моральной ответственности в качестве предпосылки осуществления экологической политики.

Политика вообще и также каждое конкретное направление политики, а значит, и экологическая политика предполагают наличие своих субъектов, благодаря участию и деятельности которых она и осуществляется на основе исходных принципов и с использованием определенных методов. Количество, объем и способ участия в деятельности субъектов экологической политики в разных странах различен и зависит от многих факторов. Однако чаще всего субъектами экологической политики являются: государство (со своими различными организационными формами), политические партии, хозяйственно-экономические субъекты, научно-исследовательские заведения, различные общественные организации (в том числе и объединения граждан) и отдельные граждане. Деятельность всех этих субъектов в разных странах различна[258], но можно с уверенностью констатировать, что государство всегда появляется в роли субъекта там, где есть экологическая политика.

Государство в качестве важного субъекта осуществления экологической политики проявляет себя в основном двояко. Во-первых, в силу того что оно своими правовыми актами регулирует не только свою собственную организацию, но и рамки для организации и деятельности других форм и объединений в своих границах, государство может влиять и влияет на возможность появления в деятельности других субъектов экологической политики. Во-вторых, оно принимает правовые акты об отношении общественных субъектов к окружающей среде и обеспечивает порядок применения санкций за несоблюдение этих актов. В определенном смысле государственный суверенитет проявляется и в праве государства регулировать отношение своих институтов и граждан к окружающей среде. Между тем государства становятся все более значительными субъектами экологической политики и на основе международных договоров и документов. Так, например, в «Европейской хартии об окружающей среде и здоровье» (принятой в 1989 г.) подписавшие ее страны обязуются стремиться к тому, чтобы принять меры по неотложным вопросам окружающей среды. В качестве таких неотложных вопросов названы глобальные нарушения окружающей среды (такие, как повреждение озонового слоя атмосферы и изменение климата), безопасное и адекватное снабжение людей питьевой водой в соответствии с директивами Всемирной организации здравоохранения, качество воды, микробиологическое и химическое соответствие пищи безопасным стандартам, экологические и медицинские последствия воздействия на окружающую среду различных источников энергии и транспортных средств, последствия химизации сельскохозяйственного производства, качество воздуха, опасные отходы, биотехнология (в особенности генная инженерия) и чистые технологии в качестве профилактической меры[259]. И в «РИО-декларации» (1992 г.) большое место отведено роли государства в защите окружающей среды, причем все основные позиции вытекают из принципа 8 этой декларации, который гласит: «В целях осуществления устойчивого развития и достижения более высокого качества жизни всех людей государства должны смягчить и прекратить применение вредных способов производства и потребления и стимулировать соответствующую демографическую политику»[260].

Наряду с указанием на необходимость того, чтобы государства принимали меры в связи с «неотложными проблемами окружающей среды» не только с точки зрения защиты здоровья, но и с точки зрения развития, все чаще и чаще указывается на необходимость усиления государственных функций в деле более скоординированного отношения между окружающей средой и сферой труда. В этом смысле указывается, что экологическая политика, политика охраны и развития трудовой среды имеют исключительно важное влияние на сферу труда[261]. В контексте этого подхода особо анализируются следующие отношения: окружающая среда и занятость; окружающая среда — бедность — развитие; образование — окружающая среда; трудовая и жизненная среда как два аспекта одной проблемы и пр[262]. Выявление отношений и их рассмотрение в рамках экологической политики указывают на связь политики защиты жизненной среды и политики защиты трудовой среды и с этой точки зрения способствуют пониманию роли государства как субъекта экологической политики. По сути дела связь политики защиты жизненной среды с политикой, направленной на развитие условии труда, должна обеспечить такое положение, при котором критерием оценки технологического прогресса должен быть его вклад в благосостояние человека, выражающийся в росте качества его жизненной и трудовой среды и в создании возможностей для развития новых форм творчества и новых политических программ, которые позволили бы построить общество более гуманное и социально справедливое[263].

Государство все более активно вмешивается и все более признается в качестве субъекта экологической политики, однако нет единого мнения, каким образом оно должно осуществлять свою функцию: централизованно или децентрализованно. На этот вопрос трудно дать однозначный ответ, ввиду того что экологические проблемы проявляются на разных уровнях, хотя при этом они всегда взаимосвязаны и представляют собой глобальные проблемы, более того, они являются глобальными проблемами для всего человечества. Исходя из этого, возникает вопрос: как отдельные государства могут быть субъектами частичной экологической политики без глобальной, международной экологической политики? Поэтому точно так же, как верно замечание, что судьба Земли не может быть доверена нескольким отдельным государствам, верно и то, что решение экологических проблем должно быть глобальным. Что же касается осуществления экологической политики в рамках отдельных государств, того, что каждое государство будет осуществлять свою роль в качестве субъекта экологической политики, то это зависит как от его внутренней организации, т.е. от того, централизовано оно или децентрализовано, так и от характера экономики, т.е. от того, является ли экономика плановой или рыночной. Однако заранее невозможно определить, какое государство (централизованное или децентрализованное) и какая экономика (плановая или рыночная) будут более успешно осуществлять экологическую политику, цель которой — защита окружающей человека среды. Реализация экологической политики зависит от многих других факторов[264]. Принимая во внимание реальные общественные отношения в современном мире, мы считаем, что экологическое планирование возможно и в условиях рыночной экономики, а также что вполне осуществима комбинация деятельности централизованных и децентрализованных органов государственной власти при осуществлении экологической политики. Между тем в любом случае для осуществления экологической политики необходимо определить основную единицу жизненной среды. Все говорит за то, что такой единицей следовало бы считать местность в качестве основного средоточия взаимодействующих экосистем[265]. Если принять в качестве основной единицы местность, то это, с учетом различных возможных экологических ситуаций, позволит выработать и применять такую экологическую политику, которая будет наиболее полно соответствовать каждой конкретной ситуации.

Экологическая политика как особая политика, являющаяся сознательным и организованным регулированием отношения общества к окружающей среде, основным и наиболее значительным субъектом которой выступает государство, не может рассматриваться и восприниматься в отдельных странах вне контекста политической системы страны и той политики, которую она проводит в целом. В частности, так же как и «отношение человека к природе связано с политической системой», так и экологическая политика определяется политикой того государства, в котором она осуществляется, так как «общественные и политические параметры, касающиеся прежде всего производственных отношений, существенным образом определяют позицию и отношение общества к тем природным ресурсам, которыми оно располагает»[266]. Между тем координация хозяйственного развития, что должно представлять собой и представляет цель экологической политики, — это далеко не легкая задача независимо от характера общественно-экономических отношений и роли государства в общественной жизни и в проведении экологической политики. Такая координация зависит не только от стремления общества защищать окружающую среду и не только от принятых в данной стране законов. Она определяется технико-технологической основой производственных процессов. Так как техника не нейтральна, «она отражает и определяет отношение производителя к группе и обществу, отношение человека к среде и представляет собой источник властных отношений, общественных отношений в производстве и иерархического разделения видов деятельности»[267]. Поэтому при изучении и критической оценке экологической политики отдельных государств следует принимать во внимание всю совокупность факторов, определяющих их экологическую политику и тот эффект, который достигается тогда, когда государство осуществляет свою функцию через центральные и (или) местные органы власти.

Решение сложных экологических проблем должно иметь целью защиту и развитие окружающей среды человека. Поэтому формулирование основных принципов экологической политики должно исходить не только из экологических проблем и их проявления в наступивших или грозящих наступить отрицательных последствиях, но и из характера общественно-экономических отношений, которые определяющим образом влияют как на политическую систему, так и на организацию и принципы хозяйственных объектов. При таком подходе к формулированию основных принципов экологической политики, на наш взгляд, следует признать правильность мнения тех, кто указывает на необходимость осуществления планирования в деле защиты и развития окружающей среды. Такое планирование следует «осуществлять в комплексе и совокупности общественного воспроизводства и при полном междисциплинарном сотрудничестве всех активных факторов общества, проявляя при этом долговременный, перспективный подход ко всей этой проблематике. Без такого комплексного подхода невозможно даже и представить себе, что можно остановить процесс разрушения окружающей среды»[268]. Планирование защиты окружающей среды, определяемое таким образом и ставящее перед собой такие цели, необходимо в условиях смешанной экономики, которая развивается на основе плюрализма форм собственности и разнообразия (на этой основе) форм и видов хозяйственных субъектов.

Формулирование основных принципов политики охраны и развития окружающей среды человека должно исходить из результатов междисциплинарного научного анализа отношений между природой и обществом и из возможностей комплексного решения проблем защиты и сохранения окружающей человека среды. При формулировании этих принципов следует исходить и из понимания взаимосвязанности природных и общественных компонентов окружающей среды и множества многозначных и сложных отношений, которые существуют в этих взаимосвязях и вытекают из них. Так как окружающая среда состоит из четырех неразрывно взаимосвязанных компонентов-подсистем: а) собственно природной среды, б) порожденной агротехникой среды — «второй природы», в) искусственной среды — «третьей природы» и
г) социальной среды, — то связь этих основных компонентов окружающей среды человека по-своему выражает и характеристики человека как природно-общественного существа, которое развивается и которое стремится к постоянному развитию.

При определении основных принципов экологической политики, которая в своей основе должна означать политику охраны и развития окружающей среды, мы исходим из понимания того, что это действительно должны быть основные принципы, которые с течением времени смогут получить правовое оформление для оперативного практического применения. В рамках такого подхода к определению основных принципов экологической политики мы считаем, что она может быть сведена к следующим основным принципам, каковыми являются: координация экономического развития и экологических возможностей; использование достижений научно-технического прогресса в соответствии с требованиями, необходимыми для сохранения экологического равновесия; создание системы общественных потребностей, удовлетворение которых не будет приводить к разрушению окружающей среды; такое общественное развитие, которое обеспечивало бы удовлетворение потребностей нынешних поколений без угрозы возможностям удовлетворения потребностей будущих поколений и интеграция секторных видов политики и политики защиты окружающей среды.

Приведение в соответствие экономического развития и экологических возможностей может быть осуществлено (и осуществляется) как принцип экологической политики через координацию целей производства и хозяйственного развития с экологическими закономерностями путем сведения к минимуму негативного действия экономического развития на окружающую среду человека. Экономические критерии, стимулирующие экономию общественного труда и средств, не абсолютизируются, а увязываются с экологическими, с тем чтобы в процессе производства не произошло нарушение экологического равновесия в окружающей среде человека и не возникла угроза «жизненным рамкам» человека[269]. В силу этого необходимо установить общественные ограничения максимизации доходов как мотив ведения хозяйственной деятельности, потому что она может привести к нарушению экологического равновесия и стать препятствием в защите окружающей среды. Таким образом, экономические критерии, применяющиеся для оценки экономического развития, дополняются экологическими, которые делают возможным более всестороннее понимание общественного значения изменений и той продукции, которую выпускает конкретное производство. Однако, если рассматривать их классическим способом, расходы по защите окружающей среды «не относятся к так называемым внутренним (частным) расходам производства. Они относятся к сфере внешних расходов, и как часть общих (социальных) расходов должны относиться к расходам общества в целом. Это противоречие между принципом так называемой внутренней и внешней экономики, т.е. мотивации предпринимателей и общественных интересов, должно было взять на себя и регулировать государство как единственная легитимная сила. Экология должна была стать частью политики и законодательства»[270]. Экологические проблемы занимают все больше места в экономической политике, потому что в современных условиях природные (экологические) процессы и хозяйственные системы переросли в единую метасистему: производство — природная среда — биоэкономическая система[271]. В таких условиях управление общественным производством переросло в управление биоэкономической системой, причем таким образом, что развитие хозяйственной системы не ведет к уничтожению природных (и экологических) систем, потому что их уничтожение рано или поздно поставило бы под вопрос само существование как хозяйственной, так и в целом общественной системы[272]. В сущности требования управления общественным развитием (прежде всего хозяйственным) с целью защиты окружающей среды выдвигаются как на уровне всей планеты (что осуществляется через международное сотрудничество), так и на уровне каждой отдельной страны (что должно осуществляться через ее собственную экологическую политику).

Координирование развития производительных сил и их использование в соответствии с экологическими требованиями как принцип экологической политики осуществляется с помощью развития и использования производительных сил таким путем, при котором в процессе производства не происходит нерационального потребления природных ресурсов и создаются такие материалы, которые могут быть повторно использованы в процессе производства. Развитие и использование таких производительных сил сводило бы к минимуму (и позволяло бы держать под контролем) нарушение экологического равновесия, т.е. уничтожение природной среды и ее загрязнение. Такое использование техники способствовало бы гуманизации положения человека в обществе и являлось бы существенным компонентом самой этой гуманизации. В противном случае «любое использование» технологии в качестве рычага общего прогресса становится с исторической точки зрения бессмысленным. Современный мир в настоящий момент ставит вопрос в следующей формулировке: станет ли человек слугой технологии или же технология будет служить человеку?[273] По существу следует достичь компромисса между технологическим развитием и защитой природы, так как «технология должна оптимально уважать природу, а природа может быть сохранена и защищена от ущерба, но между технологическим развитием и уничтожением природы следует вскрыть зависимость и установить соответствующие отношения»[274]. Эти отношения должны быть таковы, что новые технологии не должны разрушать природу и основываться на использовании невосполнимых природных запасов[275].

Основным принципом экологической политики должно стать и развитие такой системы потребностей общества, удовлетворение которых не потребует производства, расточительно относящегося к невосполнимым природным ресурсам и способствующего нарушению экологического равновесия и уничтожению окружающей среды человека. Новые и более широкие концепции должны привести к изменению традиционных направлений развития, которые всегда были направлены на одностороннюю приоритетность материальных элементов благосостояния общества[276]. Именно в этом смысле и указывается на необходимость установления более широкой шкалы ценностей вместо традиционного материального жизненного уровня в качестве исключительного побуждения и цели. При этом прежде всего имеются в виду потребности нематериального характера, «такие, как потребность в образовании и культурном и духовном развитии, в гуманной организации пространства, в увеличении продолжительности свободного времени и в улучшении условий для его использования», развитие которых будет нести за собой меньше нагрузок для среды, окружающей человека[277]. Потребление, удовлетворяющее такие потребности, будет в большей мере соответствовать и уже соответствует постиндустриальному обществу, в котором социальный престиж измеряется не богатством, выражающимся в обладании материальными ценностями, а объемом знаний и степенью информированности. В частности, материальных ценностей в расчете на душу населения будет становиться все больше, но они не будут непосредственно накапливаться отдельными людьми с целью формирования личного социального престижа[278]. В сущности экологическая политика должна способствовать созданию новой модели потребления, которое будет удовлетворяться производством, рационально относящимся к невосполнимым природным ресурсам и заботящимся о сохранении необходимого экологического равновесия в экосистемах. В то же время такая новая модель потребления должна в новых условиях материального и общественного развития способствовать развитию нового уровня сознания в удовлетворении потребностей[279] и в возможности для человека проявить свою творческую сущность и реализовать свою свободу и ценность.

После Конференции ООН об окружающей среде и развитии, которая состоялась в Рио-де-Жанейро в 1992 г., все чаще стал использоваться термин «устойчивое развитие», причем с выделением того, что защита окружающей среды представляет собой неотъемлемую часть общего развития. Под устойчивым развитием подразумевается такое развитие общества и его экономики, при котором не нарушается сама основа развития, т.е. то, что необходимо для выживания человека, а это его природная окружающая среда[280]. Принцип устойчивого развития как один из основных принципов экологической политики требует, чтобы ориентация на развитие производительных сил и экономический рост обусловливались тем, что развитие производственных и непроизводственных отраслей (их структуры, технические и технологические изменения) должны обеспечивать замедление и, в конечном счете, полное прекращение процесса истощения природных ресурсов и уничтожения окружающей среды. Точнее, это должно быть такое развитие, которое обеспечивает удовлетворение потребностей нынешних поколений, не ставя при этом под вопрос возможность удовлетворения потребностей будущих поколений. Для того чтобы развитие было именно таким, чтобы оно шло именно по этому пути, необходимо создание такого отношения между экономическим и технологическим прогрессом, при котором было бы исключено дальнейшее интенсивное давление на окружающую среду. Установление такого отношения между этими двумя видами прогресса требует, в частности, в первую очередь найти решение для соотношения таких двух факторов, как цена и эффект, что можно сделать с помощью структурной перестройки экономики, в результате чего должна быть отменена неадекватная цена природных ресурсов, преобладавшая ранее, а кое-где преобладающая и сейчас[281].

Важным принципом экологической политики должен быть и интегральный подход к решению экологических проблем. Дело в том, что в рамках только одного фактора, такого, как, например, вода или воздух, добиться желаемых результатов невозможно, поскольку такие факторы вступают во взаимные комбинации и именно так оказывают влияние на состояние окружающей среды. Человек нуждается в окружающей среде со всеми ее компонентами, которые формировались на протяжении тысячелетий и которые в своем единстве, со всеми определенными отношениями и качествами, представляют собой биосферу, являющуюся регулятором окружающей среды на нашей планете. Поэтому экологическая политика должна представлять собой интеграцию «секторных политик» (каждая из которых занимается отдельным фактором), учитывающую комплексное воздействие многих факторов на окружающую среду.

Основные принципы защиты и развития окружающей среды, на которые было указано выше, должны обеспечивать своевременные и оптимальные общественные меры, направленные на охрану и защиту окружающей среды. Эти меры должны основываться на понимании того, что природная среда обладает способностью изменяться (как в результате собственных законов и закономерностей, так и вследствие деятельности человека). Поэтому необходимо, чтобы и меры общества базировались на принципах, на которых изменяется природа. С другой стороны, результаты, которые достигаются благодаря защите окружающей среды человека, должны сказываться и сказываются на улучшении условий жизни, а это, в свою очередь, ведет к улучшению состояния здоровья населения. В этом контексте следует рассматривать и те расходы и затраты, которые нужны для целей защиты окружающей среды. Такие затраты могут быть весьма велики, но если взглянуть на них шире, то становится ясно, что затраты, возникающие из-за уничтожения окружающей среды, значительно выше.

Формулирование основных принципов экологической политики и определение задач отдельных субъектов ее реализации должны основываться на праве человека на здоровую окружающую среду, которое должно быть определено, сформулировано и сделано общепринятым в качестве неотъемлемого права каждого человека. Понимание этого права как неотъемлемого права человека должно обеспечить его осуществление независимо от каких бы то ни было краткосрочных экономических (и других общественных) интересов. Однако такое понимание и осуществление этого права должны выражать и новые отношения между отдельными людьми и обществом в условиях, когда происходит движение в направлении расширения рыночных отношений в обществе, а также в регулировании и реализации функций правового государства. Однако если демократические общественные отношения отсутствуют, если человек как социально-природное существо не защищен, т.е. если он не защищен физически и морально, то установление права на здоровую жизненную среду и осуществление этого права становятся важным компонентом процесса установления демократических отношений в обществе.

В настоящее время окружающая среда все чаще понимается в своей совокупности как единство природного и социального компонентов, и при анализе защиты окружающей среды человека чаще всего имеются в виду и рассматриваются оба ее компонента. Часто высказывается мнение, что легче защитить от загрязнения природную среду человека и самого человека в ней, чем человека в социальной среде. Дело в том, что загрязнение социальной среды тяжело отражается на людях, и людям труднее защитить себя от такого загрязнения. Даже если и существует единство мнений относительно взаимосвязи между природным и социальным компонентами окружающей среды человека и о их совместном загрязнении среды, то чаще всего, когда речь заходит о ее защите и развитии, подразумевается лишь природный компонент, причем такому пониманию соответствуют и программные цели, и субъекты экологической политики.

Программные цели экологической политики можно подразделить на четыре основные группы: развитие окружающей среды в рамках социального и экономического развития; защита и управление природными ресурсами и глобальными вопросами окружающей среды; управление отдельными областями окружающей среды и развитие организационно-институциональных условий для эффективного осуществления политики защиты и развития окружающей среды. При реализации первой программной цели — развитие окружающей среды в рамках социального и экономического развития — необходимы интеграция политики защиты и развития окружающей среды с другими видами политической деятельности, условия для защиты и развития здоровья людей, рациональное использование энергии и технико-технологических новшеств, совершенствование устойчивого развития сельских и городских населенных пунктов и территорий, а также приспособление защиты окружающей среды к рыночным условиям. Осуществление второй программной цели — защита и управление природными ресурсами и глобальными вопросами окружающей среды — должно обеспечить защиту атмосферы и климата, защиту и рациональное использование земли и управление лесными богатствами, а также управление «хрупкими» экосистемами — устойчивое развитие горных экосистем и защита биологического разнообразия природы. Третья программная цель — управление отдельными областями окружающей среды — включает в себя защиту особо важных и ценных в природном отношении районов, защиту архитектурных сооружений и эффективное управление отходами, отравляющими и опасными материалами. Осуществление четвертой программной цели — развитие организационно-институциональных условий для эффективного осуществления политики развития и защиты окружающей среды — требует институционального и организационного укрепления и развития правовых регулирующих актов, установления эффективной системы финансирования, развития науки и информации в целях устойчивого развития окружающей среды, развития образования и экологического сознания, а также развития международного сотрудничества в области защиты окружающей среды.

Осуществление принципов экологической политики и ее программных целей предполагает и требует принятия определенных мер. Эти меры должны соответствовать каждой группе программных целей и каждой из отдельных целей, а кроме того, они должны изменяться в соответствии с изменениями в тех областях жизни, с которыми связано осуществление отдельных целей. Для того чтобы достичь этого, необходимо, чтобы охрана окружающей среды стала составной частью всех общественных, экономических, урбанистических и пространственных планов и программ развития. Все эти планы и программы развития должны соответствовать экологическим требованиям.

Принципы и программные цели экологической политики могут стать и становятся компонентами всех планов развития только в том случае, если государство, осуществляя свою социальную функцию и являясь субъектом экологической политики, включает их в свою деятельность. Сделает ли это государство, и если сделает, то каким образом, зависит от многих обстоятельств, начиная с характера политических отношений в нем (демократический или тоталитарный) и до уровня развития экологического сознания. Экологическая политика государства вытекает из его функции в экономической и общественной жизни, и особенно из социальной функции в обществе рыночной экономики. Осуществляя свои функции, государство должно не только создавать материальные и социальные условия для жизни своих граждан, но также обеспечивать и природно-экологические условия их жизни. Такую функцию государство осуществляет не только с помощью своего аппарата. Оно также должно помогать деятельности всех субъектов экологической политики и определенным образом, соответствующим демократическому обществу, координировать деятельность всех субъектов экологической политики.

Каждое государство определяет принципы и цели собственной экологической политики в контексте общественно-экономической системы и в соответствии с принципами международного права[282]. При ее определении государства исходят из идентификации экологической ситуации в глобальном плане и на своей территории, из которой и вытекает необходимость принимать определенные меры. Реализация принципов и целей экологической политики отдельных государств должна в конкретных условиях этих государств обеспечить предотвращение уничтожения окружающей среды, которое может произойти вследствие отсутствия скоординированных целей экономического развития и производственной деятельности с экологическими закономерностями. Но осуществление экологической политики каждого конкретного государства не должно приводить к уничтожению жизненной среды других государств или каких-то областей за пределами его юрисдикции.

В России разработка экологических проблем началась с середины 70-х и начала 80-х гг. В тот период Верховными Советами СССР и Российской Федерации был принят ряд документов. Эти документы представляли собой основу подхода к планированию защиты окружающей среды и выражали готовность государства участвовать в этом процессе. Период новой экологической политики начался в России в 1989—1990 гг.[283] Эта политика была направлена на развитие экологических методов регулирования защиты окружающей среды не только за счет централизованного управления, но и через предоставление прав и обязанностей республикам, областям и всем общественным организациям участвовать в защите окружающей среды[284]. В конце 1993 г. комиссия правительства Российской Федерации по окружающей среде приняла проект Национального плана защиты окружающей среды. Этот документ содержал в себе принципы осуществления сотрудничества в области окружающей среды между государственными органами Российской Федерации, представителями экономики и общественных организаций в условиях нового экономического и общественного устройства России. После этого был принят еще ряд значительных документов, важных для формирования концепции экологической политики и ее осуществления.

В качестве основных исходных моментов и целей экологической политики Российской Федерации можно привести развитие правового регулирования защиты окружающей среды; усиление экономической ответственности хозяйственных субъектов за негативные экологические последствия, которые могут быть вызваны их деятельностью; изменение способов и путей финансирования защиты окружающей среды; разработка методов экологической экспертизы проектов хозяйственного развития; защита уникальных природных объектов и защита социально-экономического развития территорий[285]. Эти исходные моменты и цели экологической политики должны осуществляться в рамках социально-экономического развития[286].

Принципы, программные цели экологической политики, а также меры по их осуществлению предполагают наличие их субъектов и их деятельность. Существование субъектов экологической политики вытекает из самого понятийного определения экологической политики как сознательной и организованной деятельности, которая имеет целью регулирование отношения общества к природе с целью экологического равновесия. Исходя из этого, можно согласиться с тем, что субъектами экологической политики могут считаться все субъекты политической жизни сообщества. Главное, чтобы они каким-то образом участвовали в формировании концепции и претворении в жизнь экологической политики, цель которой состоит в сохранении и развитии окружающей среды. Если исходить из такого (широкого) понимания субъектов экологической политики, то становится ясно не только то, что их количество относительно велико, а сфера действенности каждого из них весьма различна и чаще всего определяется общественно-экономической, а особенно политической, системой. Можно согласиться с тем, что «демократический характер политической системы больше способствует установлению в экологическом отношении желательного и здорового отношения человека общества к природе, чем недемократическое устройство государства и политических институтов»[287]. Поэтому совсем небезосновательно указание на то, что демократический или недемократический характер политической системы определенным образом влияет и на характер экологической политики и что монополизм в пользовании природой логически приводит и к монополизму в решении экологических проблем, причем решаются эти проблемы чаще всего неудовлетворительным образом[288].

Одна из функций государства в обществе, причем такая, которая должна быть четко определена, — это его функция в области защиты окружающей среды человека. «В отличие от ослабления экономических и регулирующих функций современные тенденции развития правового и социально ориентированного государства требуют усиления вмешательства государства и права в этой области»[289]. Государство обязано не только предусмотреть принципы экологической политики, когда оно берет на себя главную роль в определении стратегических направлений развития, но и отрегулировать в юридическом отношении и сориентировать в соответствующем направлении деятельность в отдельных сферах политики защиты окружающей среды человека, в еще большей мере соблюдая условие, что эта среда имеет два компонента: природный и социальный, которые при этом взаимосвязаны[290].

Следует указать на основные субъекты экологической политики, которые имеются или должны иметься в каждом государстве. Деятельность государства в качестве субъекта экологической политики важна, однако недостаточна. Более того, все чаще высказывается мнение о необходимости участия самой широкой общественности, политических организаций и групп в осуществлении концепции устойчивого развития при одновременной защите окружающей среды. В контексте такого подхода к определению субъектов экологической политики укажем следующие из них: государство, предприятие (экономический субъект), специальные организации, научные институты и ассоциации по защите окружающей среды, политические партии и некоторые группы населения.

Государство как субъект экологической политики играет важную роль в защите окружающей среды. Для осуществления устойчивого развития и обеспечения более высокого качества жизни государство должно смягчать или даже прекращать некоторые неприемлемые способы производства и потребления[291]. В качестве субъекта экологической политики государство через свои органы, а прежде всего через принятие правовых актов не только устанавливает «условия и способ осуществления хозяйственной и другой деятельности» таким образом, чтобы эта деятельность не вызывала уничтожение окружающей среды, но и создает основу для координации деятельности всех субъектов экологической политики, с тем чтобы проведение в жизнь такой политики было эффективным. Такая роль государства вытекает и из его роли в регулировании и ориентировании общественного, и прежде всего технологического, развития. Многочисленные участники технологического развития принимают решения, которые «никогда полностью не могут быть совместимы»[292] с точки зрения защиты окружающей среды, да они и не должны такими быть. Но такая роль государства вытекает и из его отношения, из его взаимодействия в рынком. А именно, претворение в жизнь ориентации на развитие рыночной экономики не должно приводить к уничтожению окружающей среды[293].

В сущности деятельность государства как субъекта экологической политики должна обеспечить эффективную и соответствующую нормальным условиям защиту окружающей среды. Между тем защита окружающей среды не может быть абсолютной, ибо в этом случае потребовалась бы остановка работы всех промышленных объектов, т.е. прекращение технологического развития, что, разумеется, неприемлемо. Поэтому и возникает вопрос о необходимости правового регулирования условий производства таким образом, чтобы они представляли собой оптимальные условия для экологического развития. Выдвигая требование реализации таких условий и при осуществлении этого на практике, следует исходить из понимания того, что право человека на здоровую окружающую среду представляет собой право человека на собственную основу жизни и осуществление этого права должно быть основой и правового регулирования защиты окружающей среды человека, т.е. правового регулирования условий «присвоения природы», так чтобы это присвоение обеспечивало как защиту собственной основы жизни человека, так и развитие общества за счет усиления его власти над природой с помощью развития производительных сил. Поэтому государство призвано своей экологической политикой обеспечивать биологическую основу жизни человека. Оно должно обеспечить и воспроизводство природы, потому что без такого воспроизводства невозможно и осуществление биологической основы жизни человека.

Государства в качестве субъектов экологической политики должны обеспечивать защиту окружающей среды не только на своей территории. Они должны осуществлять взаимное сотрудничество в целях сохранения единства экологической системы Земли. В частности, как говорится в Декларации, принятой в Рио-де-Жанейро, государства должны осуществлять сотрудничество для развития благоприятной и открытой международной экономической системы, что способствовало бы экономическому росту и устойчивому развитию всех стран при более успешном решении проблем, связанных с охраной окружающей среды.

Предприятия, являясь хозяйственными субъектами, выступают также и в роли субъектов экологической политики. А именно, предприятие, являющееся формой организации труда, представляющей экономическое и деловое целое, в котором осуществляется хозяйственная деятельность (производство, оборот товаров, услуги) с целью получения прибыли,[294] при осуществлении такой своей деятельности должно проявлять заботу о сохранении и защите окружающей среды. Такое обязательство предприятия (и других хозяйственных субъектов) обусловлено правовыми актами, прежде всего законом о предприятии и законом о защите окружающей среды, равно как и другими правовыми документами, которые принимаются на основе этих законов или же в рамках правовых актов, которые с юридической стороны регулируют отношения в других областях общественной жизни и в которых обязательно должно быть отведено место некоторым статьям, относящимся к защите окружающей среды.

В качестве субъекта экологической политики предприятие обязано в фазе разработки концепции производственных программ, т.е. проектирования технико-технологического процесса, учесть необходимость того, чтобы его реализация не привела к ущербу или уничтожению окружающей среды, а если тем не менее такое произойдет, то должны быть предусмотрены и меры по устранению последствий такого ущерба. По сути дела правовые акты регулируют обязанности предприятия с точки зрения защиты окружающей среды как в использовании природных ресурсов, так и в уничтожении опасных и вредных материалов, которые являются следствием производственного процесса. С этой целью правовые акты устанавливают обязанность предприятия с самого начала строительства производственных мощностей, или реализации каждой производственной программы, анализировать то, как эти программы повлияют на окружающую человека среду и каковы пути устранения возможных вредных последствий[295]. Как предприятия относятся и как они будут относиться к этим своим обязанностям, т.е. как будут осуществлять свою функцию субъекта экологической политики, зависит от целого ряда факторов, начиная с технико-технологической основы труда на предприятии и кончая формой собственности, характерной для них, и от того, как эта форма собственности влияет на отношение к природным ресурсам, т.е. к требованию того, чтобы при экономически рациональной работе предприятия учитывалась и необходимость защиты окружающей среды[296].

Предприятия (и другие разновидности хозяйственных субъектов) как субъекты экологической политики сотрудничают с государственными органами, и прежде всего с правительством. Именно в этом смысле указывают на значение усиления роли бизнеса и промышленности в устойчивом развитии и в защите окружающей среды[297]. С этой целью ведутся поиски механизмов, позволяющих провести расходы на защиту окружающей среды как общие, а в отчетах о результатах деятельности предусматривается обязательное указание показателей, связанных с защитой окружающей среды. С целью усиления роли бизнеса и промышленности в деле охраны окружающей среды правительства разных стран стимулируют и развивают технологическую кооперацию между предприятиями для того, чтобы внедрять более чистые производственные процессы. Поощряются создание и работа таких предприятий, руководство которыми отличается устойчивостью и которые проводят самые разнообразные мероприятия по проблемам, связанным с охраной окружающей среды (сюда входит и обучение новым технологиям). В качестве субъектов экологической политики предприятия самостоятельно или в сотрудничестве с правительством или с другими субъектами экологической политики участвуют в организации и финансировании здоровых, т.е. безопасных для окружающей среды, технологий[298].

Научные институты и специализированные организации являются важными субъектами экологической политики. Их роль в настоящее время возрастает по мере того, как становится все более очевидно, что устойчивое развитие предполагает большие инвестиции в научные исследования и в научную обоснованность разработки и реализации программ развития. Научная обоснованность развития предполагает не только научные исследования, но и ознакомление политиков и менеджеров с результатами этих исследований и с их интерпретациями, т.е. это предполагает обмен данными и информацией между пользователями и теми, кто принимает решения. Тем самым создаются условия, при которых результаты научных исследований могут стать и становятся важным инструментом стратегии экономического роста и устойчивого развития, а следовательно, и защиты окружающей среды.

Научные институты могут быть организованы, а чаще всего они именно так и организованы, как учреждения (как научные заведения), а в редких случаях как предприятия. Их основной деятельностью может быть работа по защите и развитию окружающей среды человека, что бывает на практике довольно редко, или же такого рода деятельность присутствует в их работе как одно из программных направлений научно-исследовательской работы. Между тем, независимо от того, какое место и в каком объеме занимает в их программах научно-исследовательской работы деятельность, направленная на защиту и развитие окружающей человека среды, она имеет эмпирико-теоретическое и практическое значение. Точнее, в таких институтах осуществляются эмпирические исследования в связи с защитой и развитием окружающей среды и теоретическое осмысление на основе этих исследований отдельных экологических проблем с позиций одной или нескольких наук. Деятельность этих институтов финансируется в основном по двум направлениям, а именно: через отраслевые министерства (по науке и технологии и по защите и развитию окружающей среды) и на основе особых договоров о деловом сотрудничестве с хозяйственными субъектами, у которых есть деловая, и прежде всего экономическая, заинтересованность в таком сотрудничестве, вытекающая из соблюдения ими предписаний и норм по защите окружающей среды. В качестве важного отдельного субъекта экологической политики или же в сотрудничестве с научными институтами могут выступать и научные профессиональные объединения, т.е. различные формы ассоциаций ученых и специалистов в отдельных областях наук, таких, как социология, право, биология, ветеринария, медицина, экономика и др. Они самостоятельно или через свои ассоциации занимаются также и проблемами защиты и развития окружающей среды. Вклад этих ассоциаций в реализацию экологической политики определяется как их предметной направленностью на проблемы окружающей среды, готовностью находить решения имеющихся и возможных экологических проблем, так и готовностью других субъектов экологической политики, и прежде всего государства, пойти на сотрудничество с ними в решении экологических проблем.

Субъектами экологической политики являются и специализированные организации по защите окружающей среды. Специализированные учреждения — это организации, которые обладают специальным оборудованием и кадрами для измерения и контроля над состоянием воды, воздуха и земли. Они производят измерения степени загрязненности и результаты измерений доводят до сведения соответствующих органов, в частности инспекционных служб. Деятельность таких организаций по защите окружающей среды человека состоит в изучении природных богатств, в наблюдении за их состоянием и в разработке мер по их защите. Одновременно они могут заниматься подготовкой специальных аналитических отчетов, предложений и инструкций для определения мер по защите природных богатств. Осуществляя свою деятельность, они сотрудничают с другими субъектами экологической политики.

Политические организации, особенно если они организованы как партии, тоже могут выступать в роли субъектов экологической политики. Как известно, главную роль в политических процессах играют не отдельные личности, а общественные группы, организованные разными способами, среди которых самое большое значение имеют политические партии. Политические партии — это относительно постоянные добровольные общественные организации, члены которых объединяются в них на основе общих политических интересов, сформулированных в программе партии, цель которой — приход к власти и осуществление власти. Сложность социальной структуры в экономически развитых государствах обусловливает и наличие в них весьма разветвленной сети политических организаций, прежде всего политических партий. Эта сложность проявляется как в формулировании программ партий, так и в определении стратегии и тактики в борьбе за приход к власти, т.е. в борьбе за голоса избирателей, а также и в самом функционировании власти, если удается взять ее в свои руки. В сущности политические партии имеют две основные функции: функцию в практической борьбе за приход к власти и функцию осмысления этой борьбы — создание идеологии. Идеология политической партии многослойна, но в своей основе она имеет два компонента: отношение к природе и человеку и те цели, которых хочет добиться политическая партия через свою организацию и деятельность своих членов[299].

В качестве субъектов экологической политики политические партии могут проявлять себя трояко. Во-первых, формулируя свою идеологию и свои программы, т.е., в частности, выражая свое отношение к природе, они, особенно в современных условиях, не могут остаться в стороне от экологической проблематики и от путей разрешения возникающих в этой области проблем. И по мере того, как в отдельных странах эти проблемы становятся все более очевидными и острыми, чем больше народы этих стран узнают об этих проблемах и о необходимости их решения, тем меньше остается возможностей для партий обойти эти проблемы в своих программах. Так что партии принимают это во внимание и стремятся также и с помощью определенным образом сформулированных программных задач, связанных с экологией, привлечь симпатии избирателей с целью прихода к власти. Во-вторых, партии, отражая свои взгляды на экологические проблемы и популяризируя эти программы, в большей или меньшей степени способствуют развитию экологического сознания. Тем самым они оказывают влияние на граждан государства, которые вследствие этого определенным образом проявляют себя также в качестве субъектов экологической политики. В-третьих, в том случае если партия побеждает на выборах, то в качестве правящей партии она разрабатывает концепцию экологической политики и ведет работу по ее проведению в жизнь через правовые документы и с помощью организации государственной власти.

То, в какой степени политические партии в отдельных обществах являются субъектами экологической политики, зависит от многих обстоятельств и, в частности, от того, идет ли речь об однопартийной или многопартийной системе. Социальная экология, изучая отношения общества и отдельных общественных групп, в том числе и политических партий, обращает также внимание и на деятельность политических партий в качестве субъектов экологической политики. Анализируя программы политических партий, эта наука стремится узнать, отражена ли и насколько в этих документах экологическая проблематика. Анализ программ политических партий может привести к выводу, что экологическая проблематика не нашла в них того места, которое она должна была бы занимать с учетом важности этих проблем и необходимости их решения. Почему существует такая незаинтересованность политических партий в решении экологических проблем и является ли это следствием того, что долгое время вопросы экологии были вытеснены на периферию общественной жизни, и если это так, то наконец назрела необходимость на них ответить. Ответ на такие вопросы, видимо, следует искать в анализе общественной ситуации, в которой возникли и возникают эти политические партии.

Политика как сознательная и организованная общественная деятельность, направленная на достижение определенных целей, предполагает и включает в себя и деятельность людей. В таком смысле можно говорить и о гражданине как субъекте экологической политики. Однако, говоря обобщенно, все большее число граждан сознательно хотят участвовать в решении экологических проблем как ради сохранения условий своего существования, так и ради своего потомства. Вопросы окружающей среды лучше всего могут решаться при участии всех заинтересованных граждан на соответствующих уровнях. А для этого необходимо прежде всего, чтобы каждый человек имел на национальном уровне информацию об окружающей среде, которой располагают соответствующие органы, причем это должна быть информация как обо всем, что угрожает окружающей среде, так и о возможностях участвовать в принятии решений[300].

В тех странах, где официально провозглашено право человека на здоровую окружающую среду, граждане могут гораздо более активно и полно выступать в качестве субъектов экологической политики. Это право может рассматриваться как естественное и как конституционно-правовая категория. Как естественное право — это право человека на такие условия жизни, на такую окружающую среду, которые позволяют ему жить так, как подобает человеческому существу. В качестве естественного права это право имеет исторически обусловленное содержание. Как конституционно-правовая категория это право является составной частью конституций отдельных стран. Оно представляет собой «правовую формулировку объективно существующего общественного отношения и процессов, стремлений и потребностей общества в качестве реакции на уже имеющееся и возможное загрязнение и уничтожение окружающей среды сохранить и развивать (восстанавливать) ее в интересах нынешних и будущих поколений»[301]. Сформулированное на Конференции об окружающей среде и развитии в Рио-де-Жанейро в принципе 10 Декларации конституционное право на здоровую окружающую среду имеет целью обеспечить такую окружающую среду, при которой будут защищены здоровье и жизнь нынешних и будущих поколений и сохранность человека во всех его измерениях — физическом, психическом и моральном[302]. Это право имеет для человека многозначный смысл, который проявляется во всех формах его жизни — от трудовой среды до самых разных форм жизни вне трудовой деятельности. Между тем сущность права человека на здоровую жизненную среду в отдельных обществах не может рассматриваться в отрыве от характерных особенностей их общественно-политических систем. Существует связь между возможностью осуществления и осуществлением отдельных прав, а также связь реализации прав на здоровую окружающую среду с реализацией остальных конституционных прав и свобод.

Граждане как субъекты экологической политики должны участвовать в ее проведении в жизнь как представители определенных социальных слоев, осуществляя это через свои организации. В этом смысле в качестве субъектов проведения в жизнь экологической политики выступают молодежь, женщины и работники сельскохозяйственной сферы. Каждый из этих социальных слоев в отдельных странах имеет собственную специфику и соответственно свои формы участия в защите окружающей среды. Эти слои укрепляют общественную роль за счет участия в решении экологических проблем (особенно на локальном уровне), а государство, сотрудничая с ними через социальные структуры, осуществляет политику в области защиты окружающей среды.

Субъекты экологической политики в разной степени заинтересованы в ее осуществлении в целом или в той ее части, осуществление которой они должны обеспечить. Степень заинтересованности и готовности к участию в осуществлении экологической политики отдельных ее субъектов определяется многими факторами, но два из них, несомненно, имеют очень большое значение: экологическая ситуация и уровень понимания этой ситуации. Так, например, все специализированные и научные учреждения как субъекты экологической политики независимо от того, являются ли проблемы окружающей среды предметом их основной деятельности или представляют собой всего одну из граней их работы, в большей или меньшей степени знакомы с экологическими проблемами. И они не только проявляют интерес к этим проблемам, но и указывают, тем или иным способом, на необходимость решения их. Однако хозяйственные субъекты, в особенности производственные, а нередко и предприятия, занимающиеся обслуживанием и товарооборотом, стремясь получить как можно большую прибыль, стараются в своей деятельности не соблюдать экологических норм. Политические партии и государство (особенно те его органы, которые ответственны за защиту окружающей человека среды) могут преследовать различные интересы не только при формировании концепции экологической политики, но и при ее осуществлении. Так, например, участие или неучастие в осуществлении определенной экологической политики может быть, а зачастую так именно и бывает, мотивировано стремлением прийти к политической власти или удержать ее. По сути дела поведение субъектов экологической политики зависит от многих обстоятельств, причем не только экологических, а главным образом общественно-политических, а такие обстоятельства в плюралистическом и демократическом обществе относительно часто меняются.

Между тем, для того чтобы все субъекты экологической политики способствовали ее осуществлению, она должна быть четко сформулирована. Ясное и полное определение экологической политики должно основываться на понимании того, что устойчивое экономическое развитие и охрана и защита окружающей среды представляют собой составную часть процесса развития и не могут рассматриваться отдельно от него[303]. Однако не менее важно при определении экологической политики иметь в виду и связь людей с природой, а также их жизненную заинтересованность в сохранении здоровой естественной среды. Именно с таких позиций следует формулировать долгосрочную экологическую политику на основе научно обоснованной экологической стратегии развития, причем поэтапно и желательно до середины следующего, двадцать первого столетия. В основе этой политики должны лежать новые ценностные ориентиры и новые «правила игры» с природой, «с помощью которых общество смогло бы противостоять узким критериям, ставящим во главу угла одну лишь погоню за прибылью»[304].

Должно быть найдено место и для нового понимания развития, в соответствии с которым развитием не может считаться простое накопление ресурсов и средств, потому что развитие должно представлять собой прежде всего улучшение качества человеческой жизни и создавать возможности «для духовного, морального и материального прогресса каждой человеческой личности, как в плане ее качеств члена сообщества, так и в плане ее собственного личного развития...». Однако такое новое понимание развития должно формулироваться и осуществляться исходя из конкретных условий, возможностей и потребностей. Оно должно позволить гармонично соединить требование экономического роста с требованием сохранения окружающей среды[305]. Для такого подхода к формулированию долгосрочной экологической политики и общественного развития может многое сделать и делает социальная экология.



[234] «Количество непредвиденных событий растет изо дня в день, поэтому все труднее становится предсказать их. Важнее, чтобы прогноз означал возможность избежать чего-то... Анализ перспективы представляет собой целое собрание научных исследований, и в его задачи входит, в частности, и стремление отличаться от банальной футурологии и научной фантастики... Научные прогнозы стали необходимы для соответствующего планирования современности» (Majop Ф. Сутра je yвeк касно. Београд, Jугословенска pевja, 1991, с. 220).

[235] Подробнее см.: Жуков В.И. Реформы в России: 1985-1995 гг. М., изд-во МГСУ «Союз», 1997.

[236] «Если «добро» — это цель политики, то тогда между политикой и этикой существует тесная связь. Это и подтверждает Аристотель, когда говорит, что в практической мудрости истина совпадает с этически верным намерением. Если наряду с добром и общей пользой целью политики является и справедливость, то в таком случае политика, этика и правовая наука составляют единое целое» (Тадић Л. Наука о политици. Београд, 1988, с. 19).

[237] «...Феод — это место, где производят и где правят, а правит тот, кто владеет, т.е. землевладелец. Его собственность — это прямой источник его политической силы, которая основывается на сословном праве (праве неравенства между сословиями), т.е. на праве как источнике сословных привилегий и осуществляемом силой» (Самарпић С. Политика. Енциклопедија политичке културе. Београд, Савремена администрација, 1993, с. 875).

[238] По сути дела принятое в наши дни значение слова «политика» подразумевает государство и государственные дела, осуществление власти (и стремление к осуществлению власти), организованность, направленную на достижение определенной цели или установление и поддержание равновесия в обществе.

[239] Самарпић С. Политика. Енциклопедија политичке културе. Цит. изд., с. 884.

[240] Подробнее об этом см.: Лукић P. Историja политичких и правних теориja. Београд, Научна књјига, с. 10—20; д-р Тадић Л. Наука о политици. Цит. изд., с. 17¾44.

[241] Подробнее об этом см.: Ђopђeвић J. Политички систем. Београд, Савремена администрациja, 1985, с. 13—23.

[242] Горичар J. Социологија. Београд, Рад, 1981, с. 3.

[243] Пашић Н. Класа политика. Београд, Рад, 1976, с. 4.

[244] Социолошки лексикон. Београд, Савремена администрација, 1982, с. 464.

[245] «Прежде всего мораль и политика автономны по отношению друг к другу, хотя и относительно. Разделяющая их функциональная автономия делает их отношения несимметричными. Политика организует совместную жизнь людей и их деятельность, регулирует и контролирует жизнь общества, мораль имеет такие же функции и в то же время контролирует политику (как и другие организационные системы общества — правовую, культурную, идеологическую и пр.). Мораль (в отличие от этики) стоит вне политики и над нею, и потому их соединение оказывается столь сложным и нестойким, а сама проблема их отношений остается традиционной темой философских и политических исследований» (Кравченко И.И. Политика и мораль. — «Вопросы философии», М., 1995, № 3, с. 5).

[246] «Политика современной эпохи должна освобождаться от устремленности в неизвестность, политика не может быть активной и творческой, если она не ищет и не обеспечивает выходов из современных общественных кризисов и изоляций. Политика новой эпохи может основываться только на потребности человека в свободе и уважении и его отказе от преодоленной уже утилитарной и вульгарно-потребительской культуры» (Ђорђевић J. Идеје и институције. Београд, Радничка шпампа, 1972, с. 149).

[247] «...В качестве такой основы неорганическая природа имеет огромное значение для живого мира, а тем самым и для мира вообще. Этот мир, как бы он ни отличался от неорганического мира, в конце концов, создан из той же, хотя и преображенной, материи, и он продолжает существовать, в значительной степени пользуясь именно этой мертвой материей, которую он «перерабатывает» в себя, а одновременно и тратит, для того чтобы жить» (Лукић Р. Систем филозофије права. Београд, Савремена администрација, 1992, с. 111).

[248] Введение в социальную экологию. М., Луч, 1994, с. 87.

[249] Стојановић Р. Теорија привредног развоја у трећој технолошкој револуцији. Београд, Савремена администрација, 1987, с. 7.

[250] Подробнее об этом см.: Simpson S. Guide to the Environment. London, Times Books, 1990, s. 10-38.

[251] В этом смысле и Герберт Грул пишет, что наша эпоха с материальной точки зрения может быть оценена как весьма успешная, однако в интеллектуальном отношении она отстает, если рассматривать ее с точки зрения истории человечества. Подробнее об этом см.: Грул X. Jедна планета је опљачкана. Београд, Просвета, 1985.

[252] Подробнее об этом см.: Павловић В. Поредак и алтернатива. Никшић, Универзитетска ријеч, 1987, с. 168.

[253] Это понятно, если иметь в виду, что «в настоящее время, по мнению многих ученых, понятие «экологическая политика» вбирает в себя также сохранение и развитие социосферы, обеспечивающей нормальную жизнедеятельность и экологическую безопасность человека» (Введение в социальную экологию. Указ. соч., с. 87).

[254] Здесь даны основные определения экологической политики в той мере, в какой это требуется для рассмотрения экологической политики в рамках социальной экологии.

[255] Декларация об окружающей среде и развитии, принятая в Рио-де-Жанейро, принцип 13.

[256] Подробнее об этом см.: Надић Д. Конципирање эколошке политике у условима вишепартијског политичког система, магистарски рад. Факултет политичких наука, Београд, 1993, с. 89—99.

[257] Противоположность этим принципам: недемократичность, секретность, принуждение, пассивность и конфронтация.

[258] Подробнее об этом см.: Надић Д. Цит. раб., с. 94—147.

[259] «Европейская хартия об окружающей среде и здоровье» принята и подписана министрами по окружающей среде и здравоохранению стран Европейского региона Всемирной организации здравоохранения во Франкфурте-на-Майне 7—8 декабря 1989 г.

[260] Декларация об окружающей среде и развитии, принятая в Рио-де-Жанейро (1992), принцип 8.

[261] Подробнее об этом см.: Марковић Данило Ж. Еколошка политика и свет рада. Збор. рад. XVII jyгословенско саветавање о заштити животне и радне средине. Ниш, 1991, с. 15—24.

[262] Подробнее об этом см.: Report of the Director-General: Environment and the World of Work, Geneva, 1990, Edited by A.S. Bhalla. Environment, Employment and Development, ILO, Geneva, 1992.

[263] Подробнее об этом см.: Марковић Д. Савремено схватање односа животне и радне средине. Ниш, 1994, с. 3—13.

[264] «Несомненно, что можно перечислить и систематизировать многочисленные достоинства и недостатки того и другого подхода — рыночного и планового, однако только это не дает никакого решения. Рыночная экономика имеет ряд положительных элементов, и не следует полностью исключать ее существование. Возможно существование рыночной экономики при одновременном наличии планового, т.е. экологически ориентированного, общества, государства. Рынок может, таким образом, в смешанной экономике действовать в рамках неких заранее заданных плановых ориентиров и величин, которые связаны не только с отдельными странами, но и со всем человечеством» (Цифрић И. Coциjaлнa екологија. Загреб, Глобус, 1989, с. 35).

[265] «Современная экология чаще всего выступает за то, чтобы основной единицей наблюдения планирования и применения мер экологической политики была экологическая местность» (Landscape, Landschaft) (Павловић Д. Еколошка алтернатива. «Директор», Београд, 1995, № 4—5, с. 36).

[266] Павловић В. Друштвени и полтички значај екологије. Зборник радова «Самоуправно друштво и екологија», Београд, 1987, с. 17.

[267] Горц А. Екологија и политика. Београд, Просвета, 1982, с. 48.

[268] Чобелић Н. Привредни развој и проблеми човекове средине. Зборник радова «Човек, друштво, животна средина», Београд, САНУ, 1981, с. 83.

[269] «Совершенно очевидно, что человек и человечество, создавшее общество, — неотъемлемые части природы. Это подчеркивает также тот факт, что любые крупные изменения природы неминуемо отражаются на состоянии человечества, его хозяйства. Тесная обратная связь между природными благами и темпами развития человечества несомненна» (Реймерс Н.Ф. Экология. М., Россия молодая, 1994, с. 285, 290—291).

[270] Решение экологических проблем, т.е. осуществление защиты окружающей среды человека, становится и своеобразным ресурсом развития и фактором делового успеха в рыночной экономике. Потому что, сколь бы ни были противоречивы с точки зрения чисто денежной прибыльности инвестиции в мероприятия по охране окружающей среды, вложения капитала в производство здоровых продуктов питания и охрану и развитие уникальной природы могут быть весьма прибыльны «как стратегическое преимущество и своеобразный источник делового успеха в широком смысле слова» (Подробнее об этом см.: Букић П. Зашто менаџери данас морају бити «зелени». — «Директор», Београд, 1995, № 4—5, с. 13).

[271] «Речь теперь идет уже не о загрязнении воды и воздуха вследствие стремительного развития промышленности и не о расходах на уменьшение этого загрязнения, самой серьезной проблемой сохранения нашего природного окружения в настоящее время является не только защита от экономического оружия, но и от ядерных реакторов, вернее, от их возможных неисправностей» (Стojaнoвић P. Teoрuja привредног paзвoja у тpeћoj технолошкој револуцији. Београд, Савремена администрација, 1987, с. 21—22).

[272] Поэтому «на границе экологии и экономики появляется новая область исследования —теория управления биоэкономическими системами. Она опирается на результаты исследований как общественных, так и естественных наук. Но она имеет и свой самостоятельный предмет — изучение взаимосвязей экономического развития, уровня технологии и качества естественной среды» (Жарковић Д. Eкoномиja и екологија. Зборник радова «Самоуправно друштво и екологија», Београд, 1987, с. 103—104).

[273] Вишић Ж. За каков трансфер технологије. Београд, Потрошачки информатор, 1984, с. 25.

[274] Мецановић Иван. Еколошка компонента у технолошком paзвojy. «Екос», Нови Сад, 1988, № 1,
с. 43.

[275] «Большое изменение в унаследованных этических принципах вызвано ранимостью природы в результате технологического вмешательства человека в таких размерах, о которых в предыдущие эпохи даже не было представления. Новая эпоха настоятельно требует, чтобы новый порядок — мы в ответе за всю планету — стал делом всей нашей жизни» (Печујлић М. Драма социализма. Jyгoapт, Загреб-Просвета, Београд, 1989, с. 377—378).

[276] Подробнее о классификации человеческих потребностей и о связи их удовлетворения с принципами экологической политики см.: Реймерс Н.Ф. Экология. Цит. изд., с. 297—376.

[277] Никола Чобелић. Цит. раб., с. 81.

[278] «Итак, люди будут все более отличаться друг от друга по знаниям и информированности, а все меньше по тому, в каких домах они живут, какие у них вещи, которые, наоборот, будут становиться все более похожими (использование высших достижений микроэлектроники). По этой же причине, т.е. вследствие увеличившегося общего материального богатства общества, все большее количество предметов повседневного пользования люди будут получать на своем рабочем месте бесплатно, для того чтобы сэкономить время для учебы и получения новой информации» (Cтojановић Р. Цит. раб., с. 159).

[279] «Именно поэтому следует изменить существующий порядок, вести борьбу против идеологии роста: тебя достойно только то, что хорошо для всех. Имеет смысл производить только то, что не ведет к привилегиям для одних и недооценке других, кто бы ими ни был. Можно быть счастливым с меньшим изобилием, потому что в обществе без привилегий нет и нищих» (Горц А. Екологија и политика. Београд, Просвета, 1982, с. 36).

[280] Подробнее об этом см.: Данилов-Данильян В.И. Экологизация народного хозяйства — основа устойчивого развития. В сб.: «Экология, экономика, бизнес», М., 1995, с. 5—10.

[281] Неадекватная цена природных ресурсов могла бы быть изменена введением принципа «загрязнитель легких». Применение этого принципа в экологической политике позволило бы произвести коррекцию несоответствующих цен на те продукты, при производстве которых не принимается в расчет экологический ущерб. Потому что если полностью принять во внимание все расходы, связанные с загрязнением окружающей среды, то расходы на уменьшение этого загрязнения окажутся меньшими, чем расходы на устранение его последствий.

[282] «В соответствии с Уставом ООН и принципами международного права государства обладают суверенным правом на эксплуатацию собственных источников в соответствии со своей политикой защиты окружающей среды и развития, а также ответственностью за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не стала причиной ущерба окружающей среде других государств или областей, которые находятся за пределами границ их национальной юрисдикции» (Декларация об окружающий среде, принятая в Рио-де-Жанейро, принцип 2).

[283] Подробнее см.: Жуков В.И. Реформы в России: 1985-1995 гг. М., изд-во МГСУ «Союз», 1997.

[284] «Существенно повысилась роль территориальных органов в управлении природопользованием, у них появились собственные финансовые источники для природоохранительной деятельности, образуемые за счет платежей фондов охраны природы. Появились и стали быстро развиваться государственные и негосударственные научно-производственные центры, малые предприятия и консультационные фирмы, работающие в области охраны окружающей среды, т.е. реально начал формироваться рынок экологических работ и услуг» (Аверьянков А.А. Актуальные проблемы совершенствования экологической политики. Сб. работ «Экология, экономика, бизнес», М., 1995,
с. 11).

[285] Аверьянков А.А. Актуальные проблемы совершенствования экологической политики. Сб. работ «Экология, экономика, бизнес», М., 1995, с. 13.

[286] Более обширно об экологической обстановке и экологической политике в России см.: Экологическая безопасность в России. М., Юридическая литература, 1995; Курть И.В. Экологические коллизии России. — «Вопросы философии», М., 1995, № 3; Яницкий О.Н. Модели и механизмы реализации российской экополитики. — «Социологические исследования», М., 1995, № 4.

[287] Существуют разные мнения относительно положительных и отрицательных сторон и последствий наличия большого числа субъектов экологической политики. По мнению одних, пестрота субъектов экономической политики свидетельствует о ее демократизации и положительных последствиях, вытекающих из этого. Подробнее об этом см.: Цифрић И. Демократизација или монопол у еколошкој политици. «Ревија рада», Београд, 217/1989, с. 53.

[288] Павловић В. Поредак и алтернатива. Никшић, Универзитетска pиjer, 1987, с. 168.

[289] «...Оправдано это и тем фактом, что решение столь существенных вопросов как само существование нынешних, а в еще большей мере будущих поколений не может быть задачей организационно раздробленного рынка, на котором законы экономической конкуренции могут вытеснить на второй план индивидуальные и общие интересы ради интересов получения прибыли» (Камбовски В. Уставно-правни аспекти и правци рaзвоja правног система у заштити животне средине. «Безбедност и друштвена самозаштита», Београд, 1990, № 4, с. 10).

[290] «Социальная политика играет свою роль и занимает определенное место в защите окружающей среды человека. Поэтому носители социальной политики и социальной деятельности с сфере улучшения условий жизни и труда трудящихся должны работать и над улучшением защиты и качества природной и социальной среды человека. А организованное и спонтанное начало социальных акций, цель которых развитие таких условий жизни для людей, которые могли бы существенно определять и обусловливать взаимное отношение между социальной и естественной средой, должно было бы исходить из реальных возможностей социальной деятельности и социальной политики, с тем чтобы связывать личные, семейные, профессиональные и все другие, включая самые широкие виды общественной жизни, и тем самым установить определенные конкретные сферы действия организованной социальной акции, направленной на окружающую среду, с тем чтобы ее реальные возможности и варианты могли бы получить проверку на практике и чтобы отбросить те из них, которые этой проверки не выдерживают» (Недељковић Ив-Растимир. Социјални рад, 2, Завод за проучавање социјалних проблема града Београда. Београд, 1982, с. 160).

[291] Декларация об окружающей среде и развитии, принятая в Рио-де-Жанейро, принцип 8.

[292] Чобелић Н. Нови проблема и тeopиjcки приступи привредном развоју. Зборник радова «Проблеми науке у будућности». Београд, САНУ, 1991, с. 78—79.

[293] В исследованиях о взаимодействии государства и рынка и о влиянии этого взаимодействия на защиту окружающей среды указывается на то, что развитый рынок способствует экономическому росту и защите окружающей среды. Между тем в государствах, где рынок не существовал и где само государство пыталось регулировать все отношения в обществе, позитивных результатов нет ни в хозяйственном развитии, ни в защите окружающей среды.

[294] Подробнее об этом см.: Марковић Д. Социологија рада, девятое издање. Београд, Савремена администрација, 1994, гл. 10.

[295] Предприятия и все хозяйственные субъекты обязаны вести учет видов и объемов вредных материалов, используемых ими в производственном процессе, а также видов и количеств опасных и вредных материалов, которые они сбрасывают в воду или выбрасывают в воздух и землю.

[296] Работу предприятий с различными формами собственности следует изучать особенно внимательно, учитывая проявляемое их собственниками стремление к быстрому обогащению, что может привести и к игнорированию необходимости защиты окружающей среды.

[297] Подробнее об этом см.: Марковић Данило Ж. Социјална екологија менаџмент. Зборник радова «Менаџмент и организација», Београд, 1991, с. 1—8.

[298] «Бизнес и промышленность, включая транснациональные корпорации, должны увеличить объем исследований и развития безопасных для окружающей среды технологий и тем самым осуществлять управление окружающей средой в сотрудничестве с академиями и научно-исследовательскими организациями, используя там, где это возможно, знания местного населения» (Материалы Конференции в Рио-де-Жанейро — 92. Повестка дня 21, ч. 3-я, гл. 30, В).

[299] Подробнее о политических партиях см.: Лукић Р. Политичке странке. Београд, Народна книга, 1966; Mapковић Д. Општа социологија. Београд, Савремена администрација, 1994.

[300] Декларация об окружающей среде и развитии, принятая в Рио-де-Жанейро, принцип 10.

[301] Рабасовић М. Право на животну средину као основно право човека. Докторска дисертациja. Правни факулет, Београд, 1986, с. 129—130.

[302] Нереализация права человека на здоровую окружающую среду ущемляет права человека в целом. Подробнее о праве человека на сохранность и формах его нарушения см.: Mapковић Д. Социологија заштите на раду. Друго издање. Београд, Књижевне новине, 1989, с. 131—149.

[303] Принцип 5 Декларации об окружающей среде и развитии, принятой в Рио-де-Жанейро (1992).

[304] «..В таких условиях, когда человек в состоянии воздействовать на преобразование природы на все более короткие сроки, узкие, отдельные и краткосрочные решения не могут считаться верным и реалистическим подходом к проблеме. Необходимы глобальный подход и комплексное управление всей системой «человек — общество — природа», подход, при котором проявлялось бы уважение не только к ближайшим, но и к долгосрочным критериям и условиям оптимального функционирования всей этой системы в целом» (Чобелић Н. Друштвено-економски аспекти эаштите животно средине. Зборник радова «Проблеми науке у будућности». Београд, САНУ, 1991, с. 374—375).

[305] «Развитие должно вытекать из все более широкого и осознанного участия человека в жизни сообщества и вместе с тем обеспечивать возможность такого участия, раз уж проблемы развития связаны с реализацией человека как личности, то они связаны и с будущим цивилизации. Следует позаботиться как об основном факторе о способности общества направить свою энергию на то, чтобы осуществить цели, соответствующие его представлениям о настоящем и будущем» (Majop Ф. Сутра je увек касно. Цит. изд., с. 66).

Предыдущая