Современная экологическая обстановка в отдельных странах и регионах оставляет желать лучшего. Миссия нашего сайте — обеспечить русскоязычных жителей планеты Земля актуальной информацией о защите окружающей среды, экологической безопасности и экологии в целом.

Полезные ресурсы и публикации:
-

И.С. Белюченко
Экология Краснодарского края (Региональная экология)

Учебное пособие. – Краснодар: КубГАУ, 2010. - 356 с.

Предыдущая

6. Общая характеристика растительного покрова края

6.1. Растительность природно-хозяйственных зон

6.1.1. Равнинная зона богарного земледелия

Северная равнинная часть края относится к степной зоне, к причерноморским разнотравно-типчаково-ковыльным степям, которые обширным массивом Приазовских степей спускаются к югу, к предгорьям Кавказа в бассейне реки Кубани. Часть приазовского массива, которая связана с Прикубанской низменностью, покрыта разнотравно-типчаково-ковыльными степями, а пониженные склоны Ставропольской возвышенности, вдающиеся с востока в пределы приазовского массива, занимает сухая типчаково-ковыльная степь. Степи в основном распаханы; степная растительность сохранилась лишь в местах, не пригодных для сельскохозяйственного освоения.

Кубанские степи относятся к типичным (настоящим) степям европейского типа. Они являются продолжением степей Европейской равнины, развившихся в условиях умеренно засушливого климата и сформировавших черноземные почвы. Для степей характерно господство травянистого типа растительности. Основу сообществ образуют дерновинные злаки: овсяница бороздчатая (типчак), ковыль, тонконог. Много двудольного разнотравья, придающего в период цветения особую красочность степям. Господствуют многолетники, и только в местах, лишенных дерна, произрастают однолетники: веснянка, яснотка, рогоглавник. У многих степных видов имеются луковицы (лук, птицемлечник, тюльпан) или корневые клубни (зопник, лабазник, чина клубненосная). Жизненный цикл трав протекает быстро, и уже к началу лета растения успевают зацвести, образовать плоды и накопить питательные вещества в органах запаса.

В сообществах степей преобладают ксерофиты: у ряда злаков листья могут сворачиваться в трубочку и этим уменьшать свою испаряющую поверхность, а у разнотравья стебли и листья часто покрыты густым, войлочным опушением. Степи, за исключением непродолжительных периодов, находятся в состоянии недостатка влаги. Распределение корней в почве наблюдается в виде ярусов и приспособлено к более полному улавливанию влаги даже самых небольших дождей. В крае степи представлены многими вариантами, которые имеются и на территории других южных районов страны; встречаются луговые степи, дерновинно-злаковые и корневищно-злаковые, настоящие степи богаторазнотравные и бедноразнотравные. В полосе Приазовских степей, занимающих Азово-Кубанскую равнину и поднимающихся на западные отроги Ставропольской возвышенности, распространены степи с господством ковыля и овсяницы бороздчатой (типчака); разнотравье мезофильное и ксерофильное. В понижениях рельефа распространены кустарники (терн), на повышенных местах - миндаль-бобовник, много кустарников на левобережье Кубани.

В равнинной части края господствуют разнотравно-типчаково-ковыльные степи, которые от границ с Ростовской областью обширным массивом спускаются к югу до берегов Кубани, а на востоке даже заходят далеко за Кубань, занимая большую территорию Закубанской равнины. В составе травостоя господствуют плотнодерновинные злаки: ковыли (перистый, длиннолистный и др.) и овсяница бороздчатая (типчак), тонконог тонкий и реже - житняки. На участках с более влажными почвами в травостой входят короткокорневищные злаки: мятлик луговой и узколистный, костер безостый и береговой, а на залежах - пырей ползучий. На выбитых скотом местах обилие однолетних костров (кровельный, растопыренный, японский, переменчивый), местами встречается мятлик луковичный. В формировании травостоя бобовых мало (люцерна румынская, горошек мышиный, эспарцет донской) и их участие невелико. Разнотравье обильно и разнообразно: в западной части края много мезофильного разнотравья (лабазник шестилепестный, шалфей мутовчатый, поникающий и австрийский, подмаренник настоящий); на востоке в травостое преобладает ксерофильное разнотравье (тимьян, шалфей поникающий, зопник клубненосный, тысячелистник обыкновенный, полынь австрийская); многочисленны эфемеры и эфемероиды (крупка, веснянка, жостенец, гусиный лук).

На западных и северных склонах балок обычно развиваются заросли степных кустарников из терна колючего, миндаля-бобовника, степной чилиги и ракитника. Значительную роль в растительном покрове степей играют эфемероиды и эфемеры. Из эфемероидов наиболее распространены клубненосный мятлик, гусиные луки, тюльпаны, шафран и др. Довольно многочисленны и эфемеры - крупка лесная, резуха ушастая, костенец зонтичный, бурачок пустынный, фиалка Китайбеля и вероника весенняя. Степные реки характеризуются слабым течением (скорость не выше 0,6-0,7 м/с) и небольшими глубинами (1-1,5 м). Речные долины широкие с пологими склонами, на которых слабо прослеживаются две террасы. Поймы рек включают многочисленные заболоченные блюдцеобразные понижения, балки, овраги. Природные условия определяют распределение растительных группировок и комплексов в пределах поймы и их видовой состав.

Состояние растительности пойм степных рек края можно охарактеризовать на примере бассейна реки Челбас и ее левобережного притока Средняя Челбаска, исследования велись в течение нескольких лет сотрудниками кафедры общей биологии и экологии Кубанского аграрного университета. Список видов сосудистых растений, отмеченных в ходе экспедиций, насчитывает 135 видов из 48 семейств. Наиболее многочисленными по видовому составу являются семейства Asteraceae (31 вид, что составляет 23,5 % от общего числа растений), Poaceae (13 видов – 9,8 % соответственно), Fabaceae (11 видов – 8,3 %), Lamiaceae (10 видов – 7,6 %). Средними по количеству зафиксированных видов оказались Rosaceae (6 видов – 4,5 %), Malvaceae и Cyperaceae (по 5 видов – 3,8 %),   Apiaceae (4 вида – 3,0 %), Polygonaceae и Chenopodiaceae (по 3 вида – 2,3 %). Остальные семейства были малочисленные и включали не более двух видов (1,5 %). Анализ видового состава растительности бассейна реки  указывает на ее значительную синантропизацию. Самую большую группу составили растения синантропных и тяготеющих к ним фитоценотипов (42,2 %). На долю луговых видов, в том числе лугово-степных и степных, пришлось 27,4 %. Заметный процент составили прибрежно-водные, болотные и водные растения (20,8 %). Выделенные фитоценотипы образуют следующие комплексы растений: 1) залежные; 2) древесно-кустарниковые; 3) околоводные и болотные; 4) водные.

Синантропная растительность степной зоны края. Под синантропизацией живых организмов понимается стратегия их адаптации к условиям среды, измененным деятельностью человека. Уровень синантропизации определяется природными и социально- экономическими факторами, среди которых определяющими являются рациональность использования биомассы растений, устойчивость растительных сообществ к антропогенным воздействиям и т.д. Концепция синантропизации живых организмов сформировалась в последней четверти 20-го века (Falinski, 1972; Kostrowicki, 1982; Olaczek, 1982; Горчаковский, 1979, 1984, 1998; Протопопова, 1973, 1991; Козлова, 1998; Демченко, 2002 и др.). Негативные последствия синантропизации весьма разнообразны. Они проявляются в упрощении видового состава, снижении продуктивности и стабильности растительных сообществ, замене автохтонных элементов аллохтонными, коренных растительных сообществ - производными и синантропными.

Ведение интенсивного сельскохозяйственного производства отразилось на синантропизации растительности северной зоны края, которое проявилось во внедрении в состав флоры адвентивных растений, формировании синантропных или синантропизированных растительных сообществ на сенокосных лугах и пастбищах, вдоль дорог, троп, близ жилья в местах с сильно нарушенным или уничтоженным растительным покровом. В ходе наших исследований было выявлено произрастание на территории степной части края 316 видов сосудистых растений, из которых 212 относятся к синантропным видам. Наибольшее число видов в составе растительного покрова степной зоны относится к семействам Asteraceae (14,2%), Lamiaceae (6,3%), Brassicaceae (5,4%), Poaceae (5,1%) и Fabaceae (3,8%). Семейства Asteraceae, Lamiaceae и Brassicaceae полностью или преимущественно представлены синантропными видами. Высокое значение индекса синантропизации (67,1%) свидетельствует о сильной нарушенности в этой зоне естественного растительного покрова, приводящей к ослаблению конкурентоспособности аборигенных растений и облегчающей внедрение как антропофитов, так и апофитов.

Синантропная растительность района исследований представлена: сегетальными (полевыми) сообществами, рудеральными сообществами высокорослых дву- и многолетних видов, сообществами однолетников, представляющими начальные стадии восстановительных сукцессий после нарушений, естественными и антропогенными нитрофильными сообществами при ограниченном освещении в лесопарках, скверах, в поймах рек и ручьев, а также сообществами искусственных древесных насаждений (лесополосами). В ее составе ассоциации классов Secalietea Br.-Bl. 1951; Artemisietea vulgaris Lohm., Prsg. et Tx. in Tx. 1950; Chenopodietea Br.-Bl. 1952 em. Lohm., J. et RTx. 1961 ex Matusz. 1962; Galio-Urticetea Passarge 1967; Robinietea Jurko ex Hadac et Sofron 1980. В составе синантропного элемента зафиксировано 76 адвентивных видов из 28 семейств сосудистых растений, что составляет 24,0% от общего числа видов. Наиболее широко адвентики представлены в семействах Asteraceae, Brassicaceae и Роасеае. В основном (77,6%) адвентивные виды имеют средиземноморское, ирано-туранское и североамериканское происхождение. Благодаря их широкой способности к расселению (анемо-, зоо-, гидро- и антропохория) и большим банком семян в почве, они успешно расселяются по различным местообитаниям.

Растительный покров степной зоны края в значительной степени преобразован хозяйственной деятельностью человека. Под сельскохозяйственными угодьями занято 73,3% площади района. Первичная растительность на них уничтожена полностью и заменена монокультурами, сменяемыми человеком. Для растительности нарушенных земель характерно формирование неустойчивых, динамичных по своему составу сообществ сегетальных мало- и многолетников. Ярусность таких сообществ не выражена вследствие проведения агротехнических мероприятий. Несмотря на постоянную и сильную антропогенную нагрузку, вмешательство человека в процессы развития спонтанных растительных группировок имеет более или менее однообразный и ритмичный характер. Создаются условия, благоприятные для существования видов, которые смогли адаптироваться к прохождению определенного цикла развития между неблагоприятными периодами. Такие виды заняли свободные экониши, находящиеся в агрофитоценозах. На их формирование оказали влияние: типы посевов (зерновые, пропашные, многолетние травы), режим обработки, фитоценотические условия, создаваемые монокультурой.

На незасеянных участках территорий среди полей или на очень разреженных участках посевов из-за слабого влияния монокультуры сегетальная растительность имеет более разнообразный видовой состав и более сложную структуру растительных группировок. В местах незначительного, часто одноразового, антропогенного влияния (например, вокруг опор линий электропередач) она приближается по этим показателям к первичным стадиям развития растительного покрова залежей. Незначительный процент общей площади распаханных земель занимают осушенные земли, на которых в первые годы использования складываются специфические условия вследствие несколько отличающегося химического состава почвы и преобладания в нем запаса семян аборигенных видов.

В посевах сельскохозяйственных культур широко распространены однолетники - горчица полевая (Sinapis arvensis), гречишка вьюнковая (Fallopia convolvulus), мелколепестник канадский (Erigeron сanadensis), ежовник куриное просо (Echinochloa crusgalli), мышей сизый и зеленый (Setaria glauca, S. viridis), виды щирицы (Amaranthus retroflexus, A. blitoides, A. albus), марь белая (Chenopodium album), амброзия полыннолистная (Ambrosia artemisiifolia), ярутка полевая (Thlaspi arvense), пастушья сумка обыкновенная (Capsella bursa-pastoris), мятлик однолетний (Poa annua), клевер пашенный (Trifolium arvense) и др. (Приложение 5, табл. 3). Они засоряют пропашные и огородные, яровые и озимые зерновые культуры, имеют значительные запасы семян в почве.

Среди многолетников, представленных в посевах, - пырей ползучий (Elytrigia repens), свинорой пальчатый (Cynodon dactylon), сорго алепское (Sorghum halepense), лютик остроплодный (Ranunculus oxyspermus), льнянка обыкновенная (Linaria vulgaris), бодяк и полевой (Cirsium incanum  и с. arvense), кардария крупковая (Cardaria draba), вика мышиный горошек (Vicia cracca), чина клубневая (Lathyrus tuberosus), будра плющевидная (Glechoma hederacea) и др. На территории региона было обнаружено 65 видов сегетальных растений из 22 семейств. Наиболее широко в составе агрофитоценозов отмечены представители Asteraceae (12 видов), Brassicaceae и Роасеае (по 9 видов). Бедность видового состава и широкая встречаемость единичных видов в качестве засорителей агрофитоценозов может свидетельствовать об определенных свойствах почв изучаемой зоны края.

Массовое произрастание Echinochloa crusgalli и Amaranthus retroflexus, являющихся индикаторами азота, указывает на интенсивное поступление в почву азотсодержащих удобрений. Доминирование в ряде агрофитоценозов Echinochloa crusgalli, обладающего устойчивостью к гербицидам, может свидетельствовать о накоплении в почве токсических соединений. Массовое развитие эвтрофных сорняков на полях - горчицы полевой (Sinapis arvensis), подорожника ланцетнолистного (Plantago lanceolata) и других указывает на почвы с достаточным количеством извести. Появление ацидофильных сорных растений (щавель воробьиный (Rumex acetosella), клевер пашенный (Trifolium arvense) и других) свидетельствует о существенной истощенности почв (Виноградов, 1964). Залежный экофитон формируется на трансформированных землях после ослабления или полного прекращения антропогенной нагрузки. Он представлен целым рядом эковариантов в зависимости от типа почвы, состава первичной растительности, стадии демутации. Экофитоны степных залежей характеризуются богатым видовым составом, флористическое ядро которых составляют автохтонные и аллохтонные ксерофиты и мезофитные элементы. Среди них много многолетников длительной вегетации и эфемероидных по ритму развития растений.

В отличие от агрофитоценоза зерновых культур, приуроченного к определенным культурам и экофитона рудеральных видов, избирательно реагирующего на почвы, богатые нитратами, экофитоны залежей более самостоятельны, что объясняется слабым антропогенным прессингом. В процессе демутации они восстанавливают в новом варианте прежние флористические комплексы, существовавшие на месте залежей. На луговой залежи преобладают мезофитные элементы, которые формируют луговой флорокомплекс. В составе травостоя залежей, где распашка прекратилась более 10 лет назад - бодяк полевой (Cirsium arvense), костёр безостый (Bromopsis inermis), тимофеевка степная (Phleum phleoides), марь белая (Chenopodium album), герань рассечённая (Geranium dissectum), пырей ползучий (Elytrigia repens) и др. Хозяйственная деятельность человека наложила свой отпечаток на территорию, непосредственно прилегающую к жилью. Первичная растительность здесь полностью или в значительной степени уничтожена.

Есть совершенно не используемые, заброшенные места, где в настоящее время сформировались рудеральные сообщества высокорослых двулетних и многолетних видов: пырей ползучий (Elytrigia repens), лопух репейник (Arctium lappa) и лопух войлочный (A. tomentosum), полынь горькая (Artemisia absinthium), полынь обыкновенная (A. vulgaris), лебеда раскидистая (Atriplex patula), чертополох курчавый (Carduus crispus), чертополох поникающий (C. nutans), крапива двудомная (Urtica dioica), белена чёрная (Hyoscyamus niger), льнянка обыкновенная (Linaria vulgaris), дурнишник калифорнийский (Xanthium californicum) и др. Рудералы первыми начинают восстанавливать растительность при нарушениях. Они способны формировать банк семян в почве (p. Artemisia, p. Atriplex) или имеют приспособления для распространения плодов и семян (летучки - у одуванчика p. Taraxacum, бодяка p. Cirsium или прицепки - у липучки p. Lappula и лопуха p. Arctium). Рудеральные виды являются постоянными обитателями пустырей, строительных площадок, кладбищ, свалок, оврагов, участков, нарушенных во время проведения ремонтных работ (прокладка труб) и т.д. Антропогенная нагрузка на таких территориях небольшая, постоянная и бессистемная.

К группе деградирующих естественных экотопов относятся сенокосы, находящиеся под сильным, но чаще сезонным антропогенным влиянием. Такая нагрузка проявляется в одно- двухразовом прерывании цикла развития растений, в результате чего снижается размножение большинства видов, подавляется развитие других и в целом ослабевает процесс возобновления популяции. Одним из основных факторов антропогенной нагрузки является уплотнение земель и вытаптывание растительности. Уплотнение почвы вследствие постоянного интенсивного вытаптывания приводит к ухудшению растительного покрова, что проявляется в его деградации и обеднении флористического состава. Такой экофитон развивается на придорожных полосах, граничащих с проезжей частью, тропинках, спортплощадках, во дворах и других местообитаниях. Ведущим растением в нем выступает постоянный обитатель выгонов, дворов, дорог - Polygonum aviculare. Весьма характерны также элементы лугового (клевер ползучий Trifolium repens, одуванчик лекарственный Taraxacum officinale, мятлик однолетний Роа annua, подорожник большой Plantago major, подорожник ланцетнолистный Plantago lanceolata), лугово-степного (вьюнок полевой Convolvulus arvensis), лугово-галофитного (скрытница колючая Crypsis aculeate, свинорой пальчатый Cynodon dactylon) комплексов.

Экофитон пастбищных сбоев представляет собой сорные группировки, сформированные на месте деградированных луговых или степных фитоценозов. Их состав изменяется преимущественно в зависимости от пастбищной нагрузки, динамики экологической ситуации на конкретном пастбище, а также почвенных параметров. Определенную роль играет также порода скота, характер его выпаса. Происходит преобразование видового состава пастбищной растительности. Уменьшается численность и снижается жизненность высокорослых злаков (Bromopsis inermis, Elytrigia repens, Festuca pratensis и др.), начинают преобладать устойчивые к вытаптыванию и выпасу низкорослые растения (Polygonum aviculare, Artemisia austriaca, Bassia sedoides, Lepidium ruderale, Plantago major, Rumex crispus и др.). Разрастаются растения разнотравья (Taraxacum officinale, Ranunculus oxyspermus, Potеntilla recta, Centaurea diffusа, Tragus racemosus и др.), увеличивается численность непоедаемых видов трав - эхинопсилон очитковидный (Bassia sedoides), клоповник мусорный (Lepidium ruderale), полынь горькая (Artemisia absinthium), белена чёрная (Hyoscyamus niger) и др. Наблюдается тенденция к внедрению Ambrosia artemisiifolia в ряд нарушенных пастьбой степных ценозов.

На сырых лугах при выпасе скота образуются крупные кочки из осок и разнотравья, устойчивого к вытаптыванию. Это низкорослые мезофиты -полевица побегообразующая (Agrostis stolonifera), мятлик однолетний (Роа annua), подорожник большой (Plantago major), спорыш (Polygonum aviculare), лапчатка ползучая (Potentilla reptans), лютик ползучий (Ranunculus repens), одуванчик лекарственный (Taraxacum officmale), клевер ползучий (Trifolium repens) и др. Формирование синантропных и отчасти синантропизированных сообществ происходит на дорогах, тропах, являющихся миграционными коридорами, по которым синантропные растения проникают в природные сообщества и распространяются в их пределах. С обочины дорог они переселяются в смежные участки растительности в той или иной мере затронутой антропогенным воздействием. Синантропизация ландшафтов наблюдается близ охотничьих баз, в местах сенокошений, вдоль дорог, по берегам рек и лиманов.

Оголение поверхности почвы, ослабление и уничтожение растительности вдоль дорог благоприятствуют внедрению распространению апофитов и антропофитов, формированию синантропных или в той или иной мере синантропизированных растительных сообществ. На таких местах появляются низкорослые растения, переносящие вытаптывание, смятие и повреждение стеблей, способные быстро осваивать освободившиеся пространства и произрастать в условиях недостаточного и неравномерного увлажнения почвы. Синантропные растительные сообщества в таких местах способны существовать только в том случае, если антропогенные нагрузки сохраняются. После их снятия происходит медленное восстановление исходной растительности. Участие синантропных растений на стадиях восстановительных сукцессий сохраняется.

Характер растительности на транспортных коммуникациях зависит от их типа, интенсивности нагрузки, механического состава почвы, условий увлажнения, состава растительных сообществ. Различная интенсивность антропогенного воздействия и неоднородность условий среды вдоль дорожно-транспортных сетей, влекут за собой мозаичность и гетерогенность растительных сообществ. На постоянно используемых дорогах растительность разреженная, низкорослая с бедным видовым составом и состоит почти исключительно из синантропных видов - горец птичий (Polygonum aviculare) , мятлик однолетний (Роа annua), подорожник ланцетнолистный (Plantago lanceolata), ячмень заячий (Hordeum leporinum), мышей сизый (Setaria glauca), цикорий обыкновенный (Cichorium intybus), свинорой пальчатый (Cynodon dactylon), клевер ползучий (Trifolium repens) и др.

Растительность вдоль дорог у лесных полос, наряду с уже упомянутыми растениями, имеет примесь луговых видов - луговик дернистый (Deschampsia cаеspitosa), мятлик луговой (Роа pratensis), мятлик обыкновенный (Роа trivialis), ежа сборная (Dactylis glomerata), пырей ползучий (Elytrigia repens), полынь обыкновенная (Artemisia vulgaris), подорожник большой (Plantago major), одуванчик лекарственный (Taraxacum officinale), щавель курчавый (Rumex crispus), щавель конский (Rumex confertus) и др. Проведенный анализ показал высокую степень антропогенной нагрузки на растительность региона, о чем можно судить по доле участия в составе флоры синантропных растений (индекс синантропизации составляет 67,1%). Несмотря на всеобъемлющий характер процесса синантропизации, его интенсивность можно ослабить и несколько предотвратить негативные последствия, однако для того, чтобы сделать какие-либо рекомендации необходимо продолжить дальнейшие исследования по каждому ландшафту в отдельности.

Растительность залежей. Степные реки протекают по территории с большим количеством населенных пунктов, в том числе крупных, и интенсивным использованием плодородных земель под сельскохозяйственные нужды. Не освоенных человеком территорий в поймах степных рек очень мало. Это участки с неоднородным рельефом, склоны холмов крутизной более 2°, иногда заболоченные участки и узкая полоса земель в прирусловой части. Их естественный растительный покров претерпел значительные изменения, поэтому основным типом растительности пойм являются лугово-степные залежи. В составе залежных группировок насчитывается 93 вида растений, из них более половины (62 %) являются синантропными. В травостое преобладают злаки. В соответствии с рельефом (от равнинного до всхолмленного) и условиями увлажнения в пойме сформировались разные типы залежной растительности. Нами были выделены три типа: 1) вейниково-разнотравные залежи на влажных почвах; 2) мезофильные пырейно-разнотравные; 3) ксерофитизированные злаково-разнотравные.

Хорошо сформированные вейниковые луга были отмечены нами в прирусловой зоне практически всех степных рек. В верхнем ярусе травостоя наряду с Calamagrostis pseudophragmites очень обильно представлена Daucus carota, часто встречается Senecio grandidentatus, менее обильна Lathyrus tuberosus. В нижнем ярусе преобладают клевера Trifolium  repens и T. fragiferum. К перечисленным видам следует добавить типичные синантропные растения антропогенных местообитаний – Erigeron canadensis, Lactuca tatarica, Xanthium strumarium, Plantago major, P. lanceolata, Lotus corniculatus и влаголюбивые виды болотистых лугов – Odontites vulgaris, Lycopus europaeus, Althaea officinalis, Inula britannica, Verbena officinalis.

В большинстве случаев вторичные группировки в условиях спокойного равнинного рельефа представляют собой пырейно-разнотравные залежи. В их составе из злаков обычны Cynodon dactylon, Poa trivialis, иногда Festuca pratensis, Setaria glauca, Lolium perenne (последний вид преобладает в условиях высокой антропогенной нагрузки). Злаки составляют ядро травостоев. Остальные виды чаще всего – синантропные и тяготеющие к ним растения – Lactuca serriola, Arctium sp., Ambrosia artemisiifolia, Cichorium intybus, Sonchus arvensis, Cirsium incanum, Carduus acanthoides, Artemisia vulgaris, Polygonum aviculare, Echium vulgare, Taraxacum officinale, Erigeron canadensis, Daucus carota, Conium maculatum, Convolvulus arvensis. Небольшое количество составляют луговые и лугово-степные растения – Lotus corniculatus, Coronilla varia, Senecio grandidentatus, Trifolium  repens, T. pratens, Medicago lupulina, Galium humifusum, Lavatera thuringiaca, Lathyrus pratensis, Chamomilla recutita, Matricaria perforata и др. При этом с приближением к хозяйственным объектам количество синантропных видов увеличивается, луговые растения выпадают.

На гривах и склонах холмов сложились остепненные залежи  с участием ксерофильных видов. В их травостое также преобладают злаки, в частности Festuca sp. Характерными растениями являются: Salvia tesquicola, Thymus marschallianus, Limonium  platyphyllum, Artemisia austriaca, Centaurea diffusa, Ononis arvensis; нередко встречаются Cephalaria transsуlvanica, Coronilla varia, Consolida regalis. Синантропные виды (Ambrosia artemisiifolia, Ballota nigra) встречаются редко. Пастбищная нагрузка здесь невысокая, однако она прослеживается по видовому составу травостоя. В нем сохраняются и наиболее заметны не поедаемые животными виды растений (кермек, полынь, шалфей). Залежи слабо остепненные, сочетающие в травостое мезо- и ксерофильные виды, наблюдаются на участках с неравномерным рельефом. Большое количество микропонижений и бугров не позволяет использовать их под огороды. Кроме того, если местность имеет уклон, они бывают пересечены водосборными линиями. Эти участки, как правило, используются под выпас, что усиливает ксерофитизацию растительного покрова.

Небольшие хорошо сохранившиеся участки слабо остепненной залежи были зафиксированы во многих местах региона. В условиях холмистого рельефа, изрезанного заброшенными карьерами после разработки глины, на возвышенных элементах образовался комплекс из следующих видов: Elytrigia repens, Lolium perenne, Hordeum leporinum, Galium humifusum, Consolida regalis, Achillea millefolium, Centaurea diffusa, Artemisia absinthium, Senecio grandidentatus, Melilotus officinalis, Plantago lanceolata, Coronilla varia, Cephalaria transsуlvanica, Cynanchum acutum, Salvia tesquicola, Alcea rugosa, Tribulus terrestris. На краю участка поселились синантропные виды – Amaranthus retroflexus, в виде куртин – Onopordum acanthium, Carthamus lanatus, единично – Atriplex calotheca, A. patula, A. tatarica.  

Прибрежно-водные  и болотные комплексы. Вдоль всех русел рек широкой полосой доминирует обычно сообщество Phragmites australis. Тростник имеет высоту от 1,5 до 4 м и образует непроходимые заросли в поймах как в местах, покрытых водой, так и в местах с высоким залеганием грунтовых вод. Ширина полосы тростника составляет около 10-12 м вне зоны прямого антропогенного воздействия. В пределах населенных пунктов её ширина снижается до 1,5 м вследствие истребления тростника человеком. Ширина полосы тростника достигает максимума 35-40 м на поворотах большинства реки. В устьевых областях рек образуется широкая плавневая зона. Например, при впадении реки Средняя Челбаска в реку Челбас ширина заболоченной и поросшей тростником полосы составляет около 500 м. Площадь под тростником меньше в тех местах, где береговая линия разработана незначительно. Она сильно увеличивается с приближением к реке огородов и сельскохозяйственных полей. Разрастание тростника связано с интенсивным заилением русла продуктами плоскостной эрозии. Так, у поселка Малороссийский (Тихорецкий район) полоса тростника достигает в поперечнике 20 м вблизи брошенных и заросших синантропной растительностью огородов. Поселившиеся здесь виды Conium maculatum и Ambrosia artemisiifolia в сопровождении Xanthium strumarium слабо скрепляют почву и не могут приостановить процесс развития эрозии и сноса почвенных частиц в реку. У станицы Челбасская на реке Средняя Челбаска, где непосредственно над меженью размещена насосная станция и к реке примыкают огороды, ширина полосы тростника обыкновенного достигает 32 м.

Отмечены участки реки, на которых разрастание тростника обыкновенного в глубь русла происходит в результате интенсивного выпаса. Здесь заилению способствует разрушение дернины и, как следствие, развитие эрозии. У поселка Рогачев (Кавказский район) ширина полосы тростника достигает 50 м на участке левого берега реки рядом с пастбищем, за которым расположено кукурузное поле. Характер и темпы зарастания водоемов зависят от режима их водного уровня. Наиболее интенсивно зарастают островные мелководья, более медленно – открытые мелководья. По левому пологому берегу ширина полосы тростника обыкновенного больше, по правому обрывистому – меньше, так как тростник не поселяется на глубине, превышающей 2 метра. В связи с тем, что пологий берег более удобен в использовании, его естественное зарастание усугубляется процессом заиления.

В районе земляных дамб перед их укреплением наблюдается увеличение площади под тростником обыкновенным, за укреплением – ее сокращение. Это обусловлено тем, что перед дамбой образуется замкнутое пространство и уменьшается проточность, накапливается органика; участок реки перед дамбой зарастает тростником обыкновенным на всю ширину русла. Непосредственно за дамбой присутствуют только единичные растения тростника обыкновенного. У станицы Украинская (Павловский район) перед дамбой, по которой проходит автострада, ширина полосы тростника обыкновенного у берегов колеблется в пределах 100-150 м.

Увеличение площади под тростником обыкновенным наблюдается в районах автомобильных мостов – и по берегу, и по центру русла. У хутора Федоренко (Тихорецкий район) полоса тростника достигает в поперечнике 30 м, местами тростник вдается до середины русла таким образом, что зеркало воды полностью покрывается его зарослями. У автомобильного моста трассы Тихорецк-Кропоткин (вблизи ст. Малороссийской) производятся работы по расчистке русла от высокорослых гигрофитов и тем не менее, интенсивное зарастание тростником отмечено по левому берегу реки.

Тростником обыкновенным зарастают русла всех обмелевших и пересыхающих рек. С этим, возможно, связаны случаи сильного разрастания этого вида ниже дамбы. В качестве примера можно привести ситуацию на реке Средняя Челбаска в 5 км ниже по течению возле хутора Коржи (Ленинградский район). Здесь перед дамбой русло широкое – до 150 м в поперечнике, с поросшими тростником берегами. На отмелях тростник глубоко вдается в русловую часть реки. Русло реки, проходя через трубу в дамбе, сужается. Однако тростник обыкновенный ниже дамбы простирается правее берега реки на расстояние 200 м в глубь территории поймы, занимая старое русло.

Изреживание и полное уничтожение тростника ведет к поселению в его нише гигрофитов и гигромезофитов. При этом при отсутствии тростника в воде поселяются Scirpus lacustris, Typha latifolia, Bolboschoenus maritimus, на берегу – Juncus articulatus, Lycopus exaltatus, L. europaeus, Teucrium scordioides, Odontites vulgaris, Trifolium fragiferum, Althaea officinalis. Изреживание береговой растительности берега приводит к формированию за полосой тростника рудеральных группировок: на переувлажненных местах растут Bidens tripartitа, виды из рода Lycopus, на более сухих – Urtica dioica, Arctium sp.,  а также Artemisia vulgaris, Ambrosia artemisiifolia, Solanum nigrum, Plantago major и др. Низкорослые представители гигрофильной растительности занимают встречающиеся иногда замкнутые пониженные участки поймы, образуя болотистые луга. В их составе одним из доминантов выступает Carex vulpinа, образует куртины Bolboschoenus vulgaris, обильно встречаются Lycopus europaeus и Teucrium scordioides, также здесь растут Butomus umbellatus, Odontites serotina, Inula britannica, Potentilla reptans, Polygonum amphibium var. terrestre, Lythrum salicaria, по краю понижений – Althaea officinalis, Echinochloa crusgalli; кое-где встречается  Xanthium strumarium.

Водная растительность. Степные реки и их притоки характеризуются обилием погруженной в воду растительности, состоящей из Ceratophyllum demersum, Potamogeton pectinatus, Utricularia vulgaris. Они нередко образуют огромную растительную массу, хорошо заметную на отмелях. Растения роголистника Ceratophyllum demersum были отмечены почти во всех обследованных пунктах контроля. На отдельных участках рек встречается Najas marina – типичный обитатель приазовских плавней. Из плавающих растений часто встречались ряски Lemna  minor и L. trisulca. Поскольку вегетативная масса роголистника и рясок, а также семена рдеста гребенчатого хорошо поедаются утками, участки реки в пределах поселений часто используются под выпас птицы. Растительность пойм по отношению к окружающим ландшафтам носит интразональный характер и имеет  специфические особенности, свойственные рекам  степной зоны: 1) формирование на всем протяжении русла монодоминантного сообщества тростника обыкновенного; 2) повсеместное распространение высшей водной растительности; 3) формирование на берегах луговых и лугово-степных комплексов в форме залежей; 4) условием поселения в прибрежной полосе низкорослых гигрофитов (ситниковых и др.) является отсутствие тростника.

Предыдущая