Современная экологическая обстановка в отдельных странах и регионах оставляет желать лучшего. Миссия нашего сайте — обеспечить русскоязычных жителей планеты Земля актуальной информацией о защите окружающей среды, экологической безопасности и экологии в целом.

Полезные ресурсы и публикации:
-

В.В. Братков, Н.И. Овдиенко
Геоэкология

Учебное пособие. - М., 2005.

Предыдущая

Глава 4. Биосфера

4.4. Животный мир

4.4.3. Антропогенное воздействие на животный мир

«В отличие от домашних животных и растений, которые обеспечивают нас пищей и создают условия для нашего существования, дикие животные являются для человека источником глубокого эстетического наслаждения, объектом научных исследований и воспитательным фактором» [Фратрич и др., 1977, с.152]. Тем не менее отношение человека к диким животным в ходе развития человеческой цивилизации прогрессирует медленно и в ряде аспектов оставляет желать лучшего. Это относится как к детям, так и ко взрослым. У взрослых обычно развиваются те задатки, которые теми или иными путями появились у них в детском возрасте. Если в воспитании ребёнка упущено пробуждение любви к живому, заботы о жизни, такой ребёнок может вырасти в жестокого, бездушного эгоиста, а иногда — в садиста и убийцу.

Воздействие человека на животный мир разнообразно, но можно сгруппировать его в два рода воздействия.

Прямое воздействие может быть, с одной стороны, положительным, направленным на сохранение и расширение популяций вымирающих и редких видов животных; и, с другой стороны, отрицательным — истреблением многих видов животных как посредством охоты и промыслов, так и путём применения химических и технических средств против так называемых «вредных» животных. К прямому воздействию относится также переселение животных человеком в новые места обитания. Результаты переселения имели различный характер: в одних случаях достигался ожидаемый положительный результат, в других — возникали нежелательные и непредвиденные последствия.

Косвенное воздействие через антропогенное изменение среды обитания. Оно может быть запрограммированным человеком или незапрограммированным, являясь побочным результатом какого-либо антропогенного процесса; такое изменение среды обитания может приводить как к вымиранию ряда видов, так и к вспышкам массового размножения и распространения некоторых видов животных, отклонениям от их обычного поведения и т.д.

Прямое воздействие человека на животный мир

Основными и наиболее древними видами воздействия человека на животный мир являются охота и промыслы.

Прямое воздействие человека на животный мир началось в далёкой древности с охоты для получения пищи, одежды, то есть как органическая необходимость. По мере совершенствования орудий охоты в ряде мест численность отдельных видов животных стала заметно уменьшаться. С появлением огнестрельного оружия и развитием техники охота стала принимать истребительные масштабы. Так, за 27 лет на Командорских о-вах полностью исчезла стеллерова корова — эндемик этих мест; за короткое время истреблён странствующий голубь в Северной Америке, исчезла бескрылая гагарка и т.д.

В 1604 г. Беннет положил начало моржового промысла из-за их клыков. Истребление моржей быстро охватило архипелаг Шпицбергена и стало продвигаться дальше на восток. Только на о-ве Медвежьем в 1667 г. за несколько часов было убито 900 моржей, причём туши бросали, хотя мясо, жир и кожу можно было использовать. В 1923 г. к берегам м.Барроу на Аляске прибило более тысячи моржовых туш без клыков. Истребление каланов (морской выдры) началось в 1778 г. с путешествия Джеймса Кука у западных берегов Северной Америки. Этих беззащитных животных избивали палками на лежбищах ради их шкурок. На о-вах Прибылова в 1786 г. два человека забили 5000 каланов.

Браконьерская охота с автомашинами, пулемётами и автоматами на сайгаков, джейранов, дрофу в Азии, на антилоп и зебр в Африке привела к резкому сокращению поголовья многих видов диких копытных животных. Из всех африканских животных наибольшему истреблению подверглись слоны и носороги. В 1920–1930 гг. ежегодно убивалось около 41 тыс. слонов. В 1957 г. в национальном парке Цаво в Кении во время кампании по борьбе с браконьерством было конфисковано 12,6 т слоновой кости и обнаружено 1280 брошенных туш слонов, конфисковано 230 кг рогов носорога. К 1980 г. в Африке браконьерами, несмотря на запреты, ежегодно убивается ради слоновой кости 60–70 тыс. слонов, причём тысячи тонн съедобного мяса, как правило, бросаются.

Не вписывается в рамки элементарной человеческой нравственности проведение в Африке таких сафари, как дикие массовые расстрелы животных, после которых гордый «герой» фотографировался на фоне горы убитых им животных или попирающий ногами груды своих жертв.

Как можно квалифицировать организаторов и участников облавы в департаменте Изер во Франции в 1954 г., когда 5 полицейских бригад, 3000 охотников и один вертолёт ополчились против одной волчицы с двумя волчатами? А как можно назвать шоу некоего Коди по кличке Буффало Билл, который на глазах у публики со специально прибывшего поезда вместе с другим стрелком гонял по прерии и расстреливал бизонов под восхищённые вопли глазевшей толпы! В тот день на потребу публики было убито 115 животных. Прокладка трансконтинентальной железной дороги в США привела к быстрому и почти полному истреблению животных. Железнодорожные станции временно становились центрами дикой охоты, например, в районе пос.Додж-Сити только в 1873 г. было убито 75 тыс. бизонов, а за 6 лет — 2,5 млн. голов.

К сожалению, история человеческой цивилизации с древности и до нашего времени пестрит событиями, отнюдь не украшающими человека.

Таким образом, из древней охоты как средства для получения необходимых продуктов питания и одежды с развитием техники и цивилизации постепенно сформировались два основные направления: «спортивная охота» и промысел.

«Спортивная охота», по существу, представляет собой преднамеренное убийство, иногда в целях сознательного регулирования численности того или иного вида, но чаще ради самоутверждения, тщеславия или удовлетворения кровожадных инстинктов самого человека.

Развивается и другое направление охоты — промысел: китобойный, по морскому зверю, пушной, рыболовный и др. Хотя это направление в истреблении животных имеет практические цели, связанные с удовлетворением потребностей человека, однако широкое внедрение современной техники привело к резкому сокращению популяций животных, ставших объектом этого промысла. Например, введение моторного китобойного флота привело к гибели большой части гладких китов и поставило на грань уничтожения виды крупных китов-полосатиков.

Удовлетворение потребностей человека — понятие условное, ибо потребности граничат с прихотью и иногда незаметно в неё переходят. Например, массовая заготовка кетовой или паюсной икры, вероятно, не порождена жизненно необходимой потребностью человека и, хотя не является, казалось бы, прямым убийством животных, приводит к резкому сокращению возможностей размножения данного вида. А целый ряд видов из семейства лососёвых (кета, горбуша, лосось, белорыбица и др.) относятся к промысловым рыбам, поскольку их представители обладают вкусным и питательным мясом. Напрашивается вопрос: какое направление промысла более рациональное — добыча икры или мяса рыбы, учитывая, что из каждого килограмма икры могли бы вывестись десятки тысяч рыб, каждая из которых дала бы несколько килограммов чистого мяса? Очевидно, при решении вопроса о промысле, поскольку на современном уровне развития сознания человечество ещё не готово отказаться от пищи животного происхождения и от использования различных видов животного сырья в хозяйстве, необходимо рассматривать возможности наиболее полного рационального и рентабельного использования промысловых животных.

В этой связи вернёмся к китобойному промыслу. Наиболее полно человеком использовался гренландский кит. Китовый жир употреблялся в пищу, применялся для освещения улиц и жилищ, в мыловаренном и кожевенном производстве. Китовый ус после термической обработки (горячей водой или паром) становился пригодным для штамповки и приобретал большую прочность, поэтому раньше из пластин китового уса изготовляли футляры, трости, рукояти, удилища, пружины для экипажей и матрацев; из тонких пластин делали веера, бандажи, протезы, спицы для зонтов, пластины для корсетов, стоячих воротников и кринолинов; из лучших сортов пластин делали часовые пружины; из бахромы и волокон срединного слоя изготовляли парики, щётки, сита и рыболовные лески. Особенно полно использовались киты северными народностями (эскимосами, чукчами, алеутами и др.): жир, мясо и часть внутренностей шли в пищу людям и собакам, из кишок делали непромокаемую одежду и ёмкости для хранения жира; сухожилиями сшивали лодки и вили из них верёвки; китовым усом подбивали нарты, из него изготовляли луки, лопаты, пики, гарпуны и тонкие спирали для закладки в мясные приманки при охоте на медведей и волков; из позвонков делали табуретки; из рёбер и челюстей строили жилища и изгороди, изготовляли каркасы для каяков (лёгких лодок) и пр.

Сейчас многие страны отказываются от промысла китов. Например, в США в 1972 г. принят закон, запрещающий гражданам этой страны не только убивать морского зверя, но даже присутствовать при его убийстве кем-либо. Несмотря на отказ ряда стран от китобойного промысла, в целом по земному шару китобои ежегодно убивают десятки тысяч китов всех видов, причём в большинстве случаев использование китов бывает весьма неполным по сравнению с гренландскими китами. Профессор А.В. Яблоков считает, что нам выгоднее перейти к пастушеству — не посылать в далёкие края флотилию, которая будет бить всё, что ей попадётся, а пасти стадо из 50 или даже 30 китов, знать их всех по кличкам, характеру и возрасту, и когда вот этому киту исполнится, скажем, 30 лет, он выйдет из репродуктивного возраста и забить его будет не вредно для всего стада. К этому моменту можно будет подготовить консервные комбинаты и получить столько продукции, что она обеспечит китовым мясом и жиром всю Магаданскую, к примеру, область месяца на 3–4. Это намного выгоднее, чем промысел, при котором продукция неизбежно используется далеко не полностью.

Нелепые причуды моды приводят к росту спроса на целую серию товаров животного происхождения. Вряд ли можно отнести к насущным потребностям человека моду на страусовые перья на дамских шляпах в начале века, что привело к массовому истреблению страусов. К такому же порядку относится мода на дамские сумочки, ридикюли, кошельки, туфли и прочие изделия из змеиной или крокодиловой кожи. Кожевенные предприятия ежегодно обрабатывают 2 млн. крокодиловых шкур, в результате находятся под угрозой исчезновения несколько видов крокодилов; модное манто из южноамериканского оцелота, для которого убивается 10 животных, стóит столько же, сколько три легковых автомобиля «Мерседес»; хищническое истребление этого животного привело к резкому сокращению его популяции. Сильно уменьшилась численность популяции сумчатого медведя коала в Австралии из-за женской моды набрасывать его мех на плечи. Всё это порождено не потребностями, а прихотями человека.

«Вредные» животные: нередко оказывается спорной и даже ошибочной оценка «вредности» того или иного животного, ибо в такой оценке многое относительно.

Кабан, с точки зрения земледельцев, — вредное животное, так как своими набегами на поля картофеля или овса приносит урон, но для лесного хозяйства кабан полезен, так как помимо растительной пищи уничтожает целый ряд вредителей леса, что положительно сказывается на состоянии деревьев.

Интересна история отношения человека к хищным птицам. В античное время и средние века люди берегли хищных птиц и любили их. В Англии и Дании за убийство сокола человек мог попасть к палачу. Потом хищных птиц объявили вредными и стали их истреблять. Так, например, в 1962 г. в СССР было уничтожено более миллиона «вредных» птиц. А из 46 видов дневных хищников в нашей стране только два (ястреб-тетеревятник и болотный лунь) уничтожают дичь, да и то преимущественно больных и слабых птиц, оздоровляя тем самым их популяции. Кроме того, необходимо иметь в виду, что многие поедаемые пернатыми хищниками птицы и грызуны являются носителями тяжёлых заболеваний — чумы, энцефалита, туляремии, лептоспироза, орнитоза и др. Поэтому хищные птицы оказываются не врагами, а друзьями человека. Только 1.08.64 г. был издан приказ №173 Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников: «Учитывая новые данные о биологии хищных птиц и приносимую ими значительную пользу в сельском, охотничьем, лесном хозяйство и здравоохранении, приказываю: запретить отстрел, отлов и разорение гнёзд всех видов хищных птиц и сов в охотничьих угодьях общего пользования на всей территории РСФСР».

Длительное время было принято считать вредным животным волка за случаи его нападения на овец и других домашних животных. Но волк чаще охотится за дикими животными — оленем, косулей, оздоровляя их популяции, поскольку его жертвой обычно оказываются относительно слабые и больные животные.

Сходная ситуация сложилась в Австралии в отношении дикой собаки динго, которую скотоводы долгое время считали вредной и истребляли всеми возможными средствами. Однако за последнее время всё больше фермеров убеждается в том, что динго, преследуя отару овец, оказывается стимулятором их лучшего физического развития: у овец, часто преследуемых динго, формируется мускулатура с меньшим содержанием сала, их мясо выше ценится потребителями и оказывается экономически выгоднее для фермеров. С другой стороны, динго являются средством отбора слабых, больных и неполноценных овец и, в конечном счёте, оздоровления стада. Поэтому всё больше фермеров отказываются от преследования динго.

Гигантские рыжие кенгуру, обитающие на равнинах Австралии, стали быстро размножаться под влиянием хозяйственной деятельности человека. Эти животные невзыскательны к погоде, могут долго обходиться без воды. В тех районах, где фермеры создали обширные пастбища для скота, поголовье кенгуру стало быстро увеличиваться, так что теперь на одного жителя Австралии приходится 4 особи кенгуру. Нашествие кенгуру на пастбища и поля вынудило фермеров проводить истребительные облавы на их стада. Немецкий зоолог Б.Гржимек, изучавший австралийскую фауну, предлагает не истреблять, а разводить кенгуру и использовать его мясо в пищевой промышленности, поскольку оно по пищевой ценности нисколько не уступает мясу антилоп, оленей и сайгаков. Таким образом, животное из «вредного» может превратиться в полезное для человека.

Обычное отношение к лисице — вредное животное, которое забирается в деревенские курятники, в лесу истребляет много птиц, зайцев и других животных. Проф. А.Габер в 70% желудков большого количества обследованных им убитых охотниками лис обнаружил только остатки мышей.

Поучительная история получилась с воробьями в Китае. Поскольку воробьи охотно поедают зерно, они были объявлены врагами номер один и с ними была организована всенародная борьба. Десятки миллионов людей вышли в поля, гоняясь за воробьями, не давая им сесть. Множество птиц падало мёртвыми, ими тут же загружали грузовики и увозили. Не стало воробьёв. Вскоре резко возросло количество мух, комаров и многих других насекомых, которых воробьи употребляли в пищу и тем сдерживали их размножение. Только после уничтожения воробьёв было установлено, что они приносили больше пользы, чем вреда. Печальный опыт.

Химическое воздействие на животных может быть прямым — когда целенаправленно истребляется определённый вид животного, которое считается «вредным», и косвенным — когда происходит незапрограммированное воздействие ядохимикатов на животных, против которых они не предназначались, а также при поступлении в биосферу вредных для животных антропогенных веществ. Оба вида воздействия часто тесно переплетаются друг с другом.

В 1874 г. немцем Цейдлером был изобретён порошок, действие которого на насекомых было исследовано в 1937 г. швейцарским химиком П.Мюллером, получившим за это Нобелевскую премию. К концу Второй мировой войны этот порошок, в США названный ДДТ (а у нас известный как дуст), стал применяться в армии против вшей, блох, клопов и других насекомых. После войны ДДТ получил широкое распространение по всему миру: его подмешивали в извёстку, опрыскивали им стены помещений, им опыляли с самолётов леса и болота, где водились комары. Громадные количества его стали производиться и использоваться против вредителей сельского хозяйства. Но уже в 1947 г. стали появляться насекомые, на которых этот порошок не действовал. Был выпущен ряд новых ядохимикатов, которые взамен ДДТ стали распылять во всё возрастающих количествах. Некоторые последствия оказались неожиданными. В ходе уничтожения насекомых-вредителей стали исчезать и полезные насекомые. Перестали плодоносить деревья, опылявшиеся насекомыми, массами гибли насекомоядные птицы, рыбы, лишившиеся корма в виде насекомых и личинок комаров. Во многих районах стали гибнуть полезные насекомые, тогда как вредные выживали: от ДДТ сразу же погибают пчёлы, а на колорадского жука и бабочку-капустницу он не действует.

Тем не менее использование ядохимикатов быстро растёт. Так, за период с 1950 по 1967 г. применение ядохимикатов в сельском хозяйстве возросло в США в 3 раза, а в Японии — в 22 раза. При этом арсенал химических средств воздействия на биосферу растёт и появляется группа химических средств «пестициды» — сильно действующие отравляющие вещества. Они включают в себя: инсектициды (средства для уничтожения вредных насекомых), родентициды (для борьбы с грызунами), бактерициды (для уничтожения бактерий, вызывающих болезни культурных растений), гербициды (для истребления сорняков), фунгициды (для борьбы с возбудителями грибковых болезней). Массированное применение ядохимикатов вызвано тем, что ежегодно значительная часть урожая сельскохозяйственных культур гибнет от насекомых, грызунов и других вредителей. К 1975 г. величина потерь зерна достигла 85 млн.т в год, которым можно было бы прокормить 380 млн. человек. Отсюда понятно стремление учёных найти радикальные средства борьбы с вредителями сельского хозяйства.

Массовое применение пестицидов сопровождается ростом незапрограммированных отрицательных последствий. Так, в 1960 г. в Нидерландах после применения против грызунов паратиона погибли сотни тысяч птиц. Подобные последствия имелись во Франции, США и других странах: после массовых опрыскиваний погибало не менее 30% местных птиц. В ряде стран Западной Европы после опрыскивания садов стали исчезать зайцы, весной питавшиеся травой у стволов обработанных деревьев, на которую попал яд. В Калифорнийской долине пестициды применялись для уничтожения лигуса — насекомого, приносившего громадный ущерб плантациям хлопчатника. Однако на обработанных ими плантациях к концу сезона непомерно размножились совка, коробчатый червь, гелиотис — другие вредители хлопчатника, поскольку пестициды с широким спектром действия уничтожали не только лигуса, но и естественных врагов вредителей. Подобных примеров можно привести множество.

В 1962 г. появилась книга д-ра Р.Карсон «Безмолвная весна», в которой она опубликовала данные об особенной стойкости пестицидов, их способности концентрироваться в пищевых продуктах и организмах. Пестициды в почве были обнаружены в концентрации, в десятки раз большей, чем при распылении. Встревоженная общественность побудила президента США создать специальный комитет по изучению влияния пестицидов на природу. В 1963 г. комитет представил доклад, в котором отмечал, с одной стороны, большие достоинства этих средств по борьбе с сельскохозяйственными вредителями, а с другой — что пестициды посредством ветров, вод и животных могут транспортироваться на громадные расстояния: их можно обнаружить в китовом жире, в мясе морских рыб, в организмах пингвинов Антарктики.

С годами массовое применение пестицидов стало сопровождаться всё более частыми случаями приспособления к ним вредителей сельского хозяйства. У них стала появляться сопротивляемость смертоносному действию ядохимикатов, причём этот иммунитет передаётся генетически последующим поколениям вредителей. Так, появился иммунитет у муравьев в южных штатах США против диалдрина и гептахлорана, тогда как почти все полезные насекомые гибли. За последние десятилетия подобный иммунитет появился уже у 200 видов вредных для сельского хозяйства насекомых, причём количество видов таких членистоногих неуклонно растёт.

Против вредителей сельского хозяйства, у которых выработался иммунитет против ядохимикатов, стали создавать новые химические средства более узкого и специального спектра воздействия. Так, против крыс и мышей, ставших невосприимчивыми к ряду ядохимикатов, в Англии создан препарат «ратак», содержащий химические антикоагулянты, которые нарушают естественное свёртывание крови, и грызуны погибают от внутреннего кровоизлияния. Однако неизвестно, как будет реагировать человеческий организм, если этот новый препарат попадёт в него с пищей.

Очень серьёзной отрицательной стороной применения пестицидов является попадание их по трофическим цепям в пищу человеку. Например, в Венгрии семенной материал озимой пшеницы протравливается ртутьсодержащими фунгицидами. До прорастания семян их склёвывали пролётные гуси и из-за отравления гибли по несколько сотен в день. Возникла опасность отравления людей из-за отстрела и употребления в пищу мяса таких гусей. Подобная опасность появилась и в западных районах США, где используемый на полях пшеницы сильно действующий пестицид был обнаружен в концентрациях, в 20 раз превышающих безопасный уровень, в костях птиц, являющихся объектом охоты, о чём охотники были предупреждены органами здравоохранения.

Учёными АН Таджикистана установлено, что из 17 применяемых для хлопчатника гербицидов, инсектицидов и фунгицидов 5 обладают мутагенной активностью. Пока ещё человечество не располагает достаточными по охвату, плотности и информативности системами слежения за химическим составом и состоянием биосферы. Нежелательные последствия бесконтрольного применения пестицидов сказываются, к сожалению, не только на тех объектах, где они применяются. Миграция и накопление их может привести к нарушению экологического равновесия биоценозов и даже к их разрушению.

Общее количество ежегодно применяемых на планете пестицидов превышает 1 млн.т, что в среднем на поверхность суши составляет 0,07 кг/га, а в отдельных районах до 4 кг/га. Отрадно, что в последние годы в ряде стран запрещены и изъяты из употребления наиболее токсичные виды пестицидов. Учёные работают над созданием ядохимикатов узкого спектра действия — например, действия на половую систему определённого насекомого, а также пестицидов, не стойких под воздействием природных агентов.

Последние годы учёные всё больше усилий сосредоточивают на поиске новых путей борьбы с вредителями сельского хозяйства — без применения ядохимикатов. В этом плане перспективным является направление использования биологической защиты.

В ряде научных учреждений страны и за рубежом проводятся исследования с энтомофагами — насекомыми, являющимися естественными врагами вредителей растений. Например, в биолаборатории Российской станции защиты растений в Раменском, под Москвой, создана экспериментальная технологическая линия по механизации процессов выращивания трихограммы — маленького насекомого, похожего на крылатого муравья. Одна самка трихограммы может уничтожить до 30 яиц вредителей — озимой, хлопковой, капустной, огородной и других совок, кукурузного и лугового мотыльков, яблоневой и гороховой плодожорок и др. Там же ведутся работы с хищной мухой галлицией — врагом бахчевой тли, с клещом фитосейлюсом, сохраняющим от вредителей парниковые огурцы, со златоглазкой.

Учёные Института леса и древесины Сибирского отделения РАН использовали бактерии для приготовления нового препарата «инфектин» против сибирского шелкопряда, размножение которого остановлено во многих районах Сибири, а также против вредителей хлопчатника и садов Средней Азии и Молдавии. Проверки показали безвредность препарата для людей, животных, птиц и полезных насекомых. Сибирские предприятия наладили выпуск этого препарата.

В Институте биологии АН Латвии нашли способ использования одного из видов микроскопических грибов, споры которого врастают в сельскохозяйственных вредителей (тлей и паутинных клещей), разрушая живую ткань этих насекомых. Созданный на грибковой основе препарат для опрыскивания безопасен для животных, птиц и полезных насекомых.

Зоологи Сингапура вывели, путём направленной селекции, крошечных карпиков, которые питаются почти исключительно личинками москитов в мелких водоёмах. Первое поколение этих рыбок, обладающих завидным аппетитом, уже привело к резкому сокращению в районах испытаний москитов — опасных врагов людей и животных в тропических странах.

Прямым воздействием человека на животный мир является также переселение человеком отдельных видов животных в новые места обитания, причём такие переселения могут сказываться не только на самом животном мире, но в ряде случаев имеют гораздо более широкие последствия.

В 1868 г. француз Трувело с целью получения новых видов шёлка из коконов непарного шелкопряда выписал из Европы грену (яйца) непарного шелкопряда в район г.Медфорда, штат Массачусетс. Шелкопряд хорошо акклиматизировался и стал быстро размножаться. Поедая всю листву на деревьях, гусеницы в поисках пищи заползали в дома и объедали листья комнатных растений, причиняя немало неприятностей обитателям квартир и домов: они забирались в постели, одежду, источая своими телами и экскрементами невыносимый запах. Домашние и дикие животные голодали и гибли от недостатка кормов. Стали голодать и люди из-за затруднений с подвозом продовольствия: колёса поездов давили толстый слой гусениц на рельсах, локомотивы буксовали. Люди стали переселяться из захваченного гусеницами района, жгли заражённые ими леса, огнём и едкими жидкостями очищали дороги и жилища. За неполные 40 лет гусеницы захватили площадь в 11 тыс. миль2. Лишь после того, как в Америку специально привезли естественных врагов шелкопряда, его агрессия была ограничена.

В XIX веке с о-ва Мадагаскар была вывезена крупная (до 25 см длиной) улитка ахатина как предполагаемое средство от туберкулёза. При участии человека она попала в Индию, на Шри-Ланку, Малайский архипелаг, Маркизские о-ва и в Калифорнию. Прожорливая улитка наносила огромный ущерб плантациям сахарного тростника, чая и каучуконосов. Её собирали, сжигали, пытались топить в море, травили ядохимикатами, ежегодно уничтожают миллионами, однако борьба продолжается до сих пор.

Широко известна история с переселением в Австралию кроликов. Завезённые во многие страны человеком свиньи попали и на Новую Зеландию. Там, выпущенные на волю, они одичали и, пристрастившись к яйцам, резко уменьшили популяции ряда видов нелетающих птиц, а ящерица гаттерия сохранилась лишь на небольших островках на побережье, куда свиньи не проникли.

Туда же из Америки был завезён опоссум. Этому хорошо лазающему зверьку понравилось объедать верхушки деревьев, из-за чего в местах его обитания у деревьев становятся укороченные искривлённые ветвящиеся стволы, не пригодные как стройматериал, что приводит к большим убыткам. Кроме того, опоссумы наносят ущерб энергетике: забираясь на столбы и раскачиваясь на проводах, они вызывают обрывы проводов и короткие замыкания.

На ряд тропических островов был завезён мангуст для борьбы с крысами и змеями. На Фиджи мангусты резко сократили численность гнездящихся на земле птиц, особенно из отрядов пастушковых и куриных, а также фиджийской игуаны. На Кубе мангустами почти полностью истреблён эндемичный щелезуб, сократилось количество видов неядовитых змей.

В некоторые районы нашей страны была завезена енотовидная собака. Она быстро прижилась и стала уничтожать гнёзда и яйца тетеревиных птиц и к тому же оказалась носителем вируса бешенства. Пришлось принимать меры к сокращению поголовья этого животного.

Известны, конечно, и случаи завоза человеком отдельных видов животных, которые оказались удачными, без тяжёлых последствий, например, завоз в Россию ондатры, в Калифорнию и Грузию некоторых насекомых для борьбы с вредителями цитрусовых и др. Тем не менее многочисленные случаи неудачных переселений человеком отдельных видов животных убеждают нас в необходимости предварительного всестороннего изучения последствий, которые могут произойти в результате такого эксперимента.

Случается и незапрограммированное человеком переселение тех или иных животных, хотя и при его участии. Так, вместе с кочевниками из Азии в Европу пришёл чёрный таракан. Недостаточный таможенный контроль создал возможность колорадскому жуку в трюмах судов вместе с картофелем пересечь океан и попасть из Америки в Европу, откуда он постепенно продвигается на восток.

В 60-е годы в Московской области обнаружена малая оленья кровососка, появившаяся в связи с неудачной попыткой акклиматизировать здесь маралов: маралы не прижились, а кровососка благоденствует на лосях.

Из Кении с грузами в Европу прибыл жук кожеед Смирнова; сейчас он в большом количестве встречается в квартирах Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи, Свердловска и ряда районов Западной Европы.

В 50-е годы на черноморском побережье Кавказа обнаружена японская цикадка, завезённая случайно с какими-то растениями из Японии и ставшая теперь серьёзным вредителем культурных растений на Кавказе.

Косвенное воздействие человека на животных

Накопление металлов в организмах часто связано с их способностью концентрировать в своих телах и отдельных органах повышенное, по сравнению с фоновым содержанием, количество металлов. Например, в теле рыб концентрация металлов в 100000 раз выше, чем в окружающей их воде; а известны и такие виды растений и животных, в которых концентрация металлов в 1000000 раз выше, чем в воде. При длительном и постоянном воздействии загрязнителя на животный организм у него может возникнуть адаптация к этому загрязнителю. Однако, если даже такая адаптация наступает у животных организмов, последние, становясь пищей человека, могут вызывать у него различные болезни.

Приводимые в таблице 11 данные по концентрации некоторых металлов показывают, насколько неравномерно происходит накопление металлов в различных организмах. Так, наиболее высокая концентрация ртути наблюдается у морских рыб и моллюсков, а мышьяка — у ракообразных, пресноводных рыб и морских растений.

Таблица 11

Аккумуляция металлов организмами

Организмы

Концентрация, мкг/кг

As

Cd

Hg

Pb

Моллюски

30

30

4

Морские растения

30

0,4

0,03

8

Морские рыбы

11

5

102

10

Ракообразные

100

6

2

Пресноводные рыбы

40

20

17

Попадающие в биосферу, в результате испытаний ядерного оружия и по другим причинам, радиоактивные изотопы Sr90 и Cs137 концентрируются в тканях живых организмов, Sr90 накапливается в костях, замещая кальций и стабильный стронций, а Cs137 — в мышцах, замещая калий и стабильный цезий. Факт концентрации радиоактивных изотопов в тканях живых организмов представляет большую опасность для здоровья человека и животных.

В связи с техногенными изменениями в окружающей среде и широким распространением антропогенных ландшафтов, не существующих в дикой природе (строительство городов и сёл, промышленных предприятий и дорог, появление отвалов и терриконов), многие животные переходят в разряд синантропных организмов (вместе с людьми — греч.), то есть так или иначе приспосабливаются к новым условиям обитания, возникающим в связи с расселением и деятельностью человека.

Степень синантропизации животных проявляется различно, так как синантропы неодинаковы по степени привязанности к человеческому жилью или какому-то типу антропогенного ландшафта.

Одни из них кормятся и размножаются в поселениях человека. Это чёрная и серая крыса, домовая мышь, комнатная муха, чёрный и рыжий тараканы, домашний клоп и др.

Другие синантропы нуждаются в человеческих постройках, используя их как место размножения, а кормиться могут вне жилья. Таковы галка, домашний воробей, городская и деревенская ласточки, грачи, гнездящиеся в парках, и др. У этой группы связь с человеческим жильём менее прочна, чем у первой.

Третьи синантропы обитают вне человеческих поселений, но посещают их ради корма. Таковы сорока, ворона и др. Некоторые, как например синицы, перекочёвывают в парки и сады только в зимний период бескормицы, а весной откочёвывают обратно в леса.

Процесс синантропизации протекает на наших глазах. За последние десятилетия всё новые виды животных сближаются в своём обитании с человеком. Приведём несколько примеров.

В Канаде контейнеры с мусором на окраинах заполярных городов всё чаще посещаются белыми медведями, которые с меньшими усилиями добывают себе зимой пищу среди человеческих отбросов, чем в условиях дикой природы, когда водоёмы скованы толстым ледяным панцирем. Подобные случаи отмечались и в районах полярных зимовок и посёлков России, когда белые медведи приходили к поселениям человека в поисках пищи, иногда даже совершая дерзкие вторжения в кухни, столовые или склады продуктов.

По сообщению газеты «Таймс», в английском городе Бристоль насчитывается 211 лисьих пар, ежегодно дающих потомство, в пятикратном размере превышающее это поголовье. Отмечается, что такой плотности лисьего населения нет в Англии ни в одном лесу и ни в одном заповеднике. Очевидно, лисы приспособились питаться отходами со стола человека, выбрасываемыми в контейнеры, и грызунами, кормящимися в складах пищевых продуктов.

К пищевым отбросам человека приспособились и чайки, ранее жившие преимущественно над морем, а теперь проникающие в глубь суши и становящиеся «городскими» птицами. При этом удивляет всеядность этих птиц, так как они нередко поглощают и непищевые отходы человеческой деятельности — пластмассу, шерсть, дерево, спички.

Из птиц к городским условиям жизни хорошо приспособились врановые: серые вороны (во многих городах, в том числе и в Москве), грачи (начали даже зимовать в Москве, Варшаве, Люблине), вóроны (на окраинах Москвы, в Риге и других городах Прибалтики), сороки (в Берлине более полутора тысяч пар, стало больше сорок и в Москве), сойки (в Харькове), галки (в Тарту). Врановые птицы стали господствующими видами городов, потому что они стоят на вершине эволюционного ряда развития птиц: у врановых развита рассудочная деятельность — птицы точно определяют степень опасности приближающегося человека, хорошо различают мужчин и женщин, взрослых и подростков; приспособились размачивать в луже или под каплями крана корку хлеба, проклювывают бумажные молочные пакеты и добывают из них кусочки масла; гнёзда на бульварах сооружаются так, чтобы из гнёзд был хороший обзор, на гнезде сидят хвостом к проезжающему транспорту, головой к пешеходной дорожке, при этом транспорт спокойно игнорируют, но насторожённо реагируют на человека, сошедшего с дорожки в сторону гнезда.

Хозяйственная деятельность человека оказывает влияние и на миграции перелётных птиц. Например, целый ряд водоплавающих птиц — таких, как лебедь, различные виды уток и другие, пересекавших ранее во время осеннего перелёта умеренные широты России, стали оставаться на зимовку на незамерзающих водоёмах, подогреваемых сбросами в них отработанных вод с тепловых и атомных электростанций.

В противоположность синантропам, существует много видов животных, которые не выдерживают тех изменений, какие человек вносит теми или иными путями в среду обитания. Такие животные называются мизантропами (избегающие людей — греч.). Они покидают нарушенные биоценозы, как например, бухарский олень, сурки-байбаки, из птиц — стрепет и др. Ареалы обитания подобных животных постепенно сокращаются, иногда до полного исчезновения.

Теперь уже никого не удивляет, что мы встречаем во многих парках Москвы, в скверах городов Прибалтики, в Академгородке Новосибирска белок, безбоязненно приближающихся к человеку, нередко берущих из рук человека пищу. Известны случаи, когда белки регулярно посещают балконы или лоджии некоторых квартир многоэтажных домов, где их систематически подкармливают. Тут мы сталкиваемся уже не с процессом адаптации животных к расширяющимся человеческим поселениям, а с процессом приручения животных.

В Литве в результате проведённой переписи приручённых зверей установлено, что белки живут во многих квартирах горожан, заменив собой кошку. Во дворах колхозников пасутся десятки косуль. Обнаружены приручённые благородные олени, еноты, кабаны. Существуют два основных источника появления приручённых зверей близ человека: первый — когда браконьерами убита мать недавно появившегося на свет животного, и второй — когда люди, спугнув своим приближением в лесу мать недавно рождённого детёныша, подбирают его и забирают домой.

Приручение и домашнее содержание диких животных имеет две стороны. С одной стороны, постоянное живое общение с таким животным может облагораживать человека, способствовать воспитанию в детях чувства любви к живому, заботы о наших «меньших братьях» и через это — и о людях. С другой стороны, мы не должны забывать, что детёныш дикого животного, лишённый родной и естественной среды и выращенный в домашних условиях, а затем выпущенный на волю, уже не может приспособиться к естественной жизни в природной среде и погибает или от голода, или становится жертвой хищников. Нередки случаи, когда дикое животное, попав в руки несведущего человека, погибает из-за его незнания правил ухода за этим животным, требующегося состава пищи и т.д. Таким образом, необдуманный порыв несведущего и безответственного человека, подобравшего животное, оборачивается часто для самого животного трагедией.

Косвенное воздействие на животный мир происходит также через антропогенное изменение среды обитания. «Изменение, сокращение и иногда полная гибель мест обитания животных связаны с деятельностью человека, главным образом с рубкой леса и осушением болот, созданием водоёмов, поселений, аэродромов и т.п.» [Красная книга, 1976, с.16].

На громадных площадях вместо сведённых лесов появились сельскохозяйственные угодия, а животный мир этих территорий резко изменился: исчезли лесные животные и птицы, появились грызуны и землеройные животные. На распаханных целинных степях Казахстана вместо питающейся зеленью степной пеструшки и обыкновенной полёвки появились питающиеся зёрнами хомячки, фауна насекомых изменилась преимущественно в сторону развития вредителей сельскохозяйственных культур.

В Западной Сибири из-за интенсивной хозяйственной деятельности человека в таёжной зоне происходит уменьшение численности куриных птиц. С освоением южных районов сокращается ареал лебедя-кликуна, во многих лесостепных районах исчезает кряква. Вместе с тем расширяется ареал зяблика, коноплянки и городской ласточки.

Осушение болот в Хорезмской области вызвало деградацию богатой прибрежной растительности и сокращение численности ондатры.

На Маскаренских и Сейшельских о-вах в Индийском океане из-за сильных изменений человеком мест обитания на грани вымирания оказались уникальные пресмыкающиеся: эндемичные удавы, геккон и др.

В водах, омывающих Северную Австралию, сильно уменьшилась численность дюгоней из-за загрязнения морей пестицидами и хлорорганическими соединениями, а также из-за проводимых дноуглубительных работ в связи с разработкой титана на побережье, что нарушает их подводные пастбища.

На юге Африки траловый лов анчоусов из-за выдавливания жира при подъёме кошельковых неводов и промывки траулеров вызвал массовую гибель капских бакланов: вследствие загрязнения оперения птицы потеряли способность летать, выходили на берег и массами гибли в коллизиях с транспортом. Подобных примеров можно привести множество.

Предыдущая