Современная экологическая обстановка в отдельных странах и регионах оставляет желать лучшего. Миссия нашего сайте — обеспечить русскоязычных жителей планеты Земля актуальной информацией о защите окружающей среды, экологической безопасности и экологии в целом.

Полезные ресурсы и публикации:
-

М.П. Чубик
Экология человека

Учебное пособие. – Томск: Изд-во ТПУ, 2006. – 147 с.

Предыдущая

1. Понятие об экологии человека

1.2. Возникновение и развитие экологии человека как научного направления

Первым зафиксированным в истории научным текстом, затрагивающем проблему экологии человека была книга Гиппократа «О воздухах, водах и местностях», в которой описывалось влияние климата, рельефа, воды и  времен года на здоровье жителей различных местностей. Проведя сравнительную характеристику народов, населяющих европейское, азиатское и африканское побережье Средиземного моря Гиппократ сделал заключение, что именно факторы внешней среды оказывают определяющее влияние на формирование телесных и душевных свойств человека.

О зависимости путей развития человеческого общества и природы говорил и Геродот. Особенностями ландшафта, климата и плодородия почв он объяснял черты характера населяющих местность людей и происходящие политические события. Схожих взглядов придерживались Платон и Аристотель, указывая в своих сочинениях на зависимость характера людей и политических событий от природных условий.

Древнегреческий историк Фукидид связывал могущество современных ему Афин не с плодородием почв и благоприятным климатом, а, наоборот, с непривлекательностью земель Аттики для завоевания северными племенами и с возможностью накапливать богатства населением, длительно проживающим на этих территориях. Фукидид объяснял особенности развития общества не прямым, а опосредованным влиянием природных факторов.

В период средневековья все особенности исторического развития народов и их биологические отличия объяснялись божественным предопределением. Основным путем развития научной мысли являлись разнообразные теории теологов. И лишь в эпоху Возрождения вернулись идеи взаимосвязи исторического развития цивилизаций с климатогеографическими особенностями территорий.

Одной из важнейших предшественниц экологии человека явилась так называемая географическая школа в социологии, возникшая во второй половине ХVII века, когда итальянский врач Бернардино Рамаццини,  один из основоположников учения о профессиональных болезнях, положил начало еще одной науки – медицинской географии, изучающей влияние природных и социальных условий различных территорий на здоровье населяющих их людей.

Спустя несколько десятилетий после возникновения медицинской географии,  французский просветитель и философ Шарль Луи Монтескье небольшим тиражом  выпустил книгу  «О Духе законов».  В отличие от авторов тяжеловесных и догматичных трактатов по вопросам права,  его сочинение приглашало читателя на экзотические прогулки по странам и эпохам, которые позволяли увидеть все разнообразие человеческих обычаев и общественных установлений. Прослеживая зависимость политического устройства от особенностей государства, его размеров, населенности, климата, географической среды, от религии, исповедуемой народом, и его нравов, Монтескье привнес в гуманитарное знание естественно-научный метод, выступив, в частности, основателем географической школы в социологии.

Родоначальник социологии Огюст Конт так же признавал участие таких факторов как климат, раса,  народонаселение и ландшафт в развитии общества, считая их при этом второстепенными и значимыми лишь на  «теологической» стадии развития человеческой цивилизации, каковой, по его мнению,  соответствовала древность, античность  и раннее средневековье.  Американский ученый Дж. Бьюс отмечает, что линия «география человека – экология человека – социология», зародившаяся в трудах Огюста Конта, в дальнейшем была развита Д.-С. Милем и       Г. Спенсером. Под названием «биология человека» это направление широко развивалось, в том числе и в трудах отечественных ученых. Определенный вклад в научное осмысление взаимоотношений человека и природы внес и Карл Маркс. Он понимал человека как природно-общественное существо и предлагал рассматривать историю с двух сторон, как историю природы и историю людей, с учетом того, что история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга.

Особый интерес к проблеме экологического благополучия возник с началом промышленной революции. В 1848 году в Англии был принят закон о предупреждении заболеваний и устранении вредных влияний на производстве. В этот же период английские врачи, а несколько позднее и врачи других стран, начали составлять таблицы смертности, которые помогали выяснить влияние профессиональных условий на длительность жизни работников. В крупных европейских странах в этот период врачи активно выступали за создание государственных учреждений, контролирующих воздействие окружающей среды на человека. Так во Франции в 1822 году при Министерстве внутренних дел был создан Высший медицинский совет, который решал вопросы санитарного благоустройства, осуществлял контроль за санитарным состоянием территорий и проведением противоэпидемических мероприятий.

В России первые сочинения, в которых обсуждались вопросы взаимоотношений природы и общества, принадлежали Юрию Крижаничу (1618–1683). В своем труде «Политика» он впервые дал оценку природных ресурсов России того времени и поставил вопрос о рациональном размещении производства вблизи источников сырья. Идеи Крижанича продолжил В.Н. Татищев, который утверждал, что при развитии государства необходимо более полно учитывать особенности географической обстановки той или иной территории. К концу ХVIII века в России появляются научные идеи, которые затрагивают не только проблемы зависимости человека от природы, но и его воздействие на нее. В работах Н.Е. Черепанова и И.Н. Болтина  признавался факт того, что «люди могут превращать через свой образ жизни плодородные страны в пустыни».

Спустя сто лет русский врач А.А. Остроумов в «Клинических лекциях», опубликованных в 1895 году, писал: «Предметом нашего изучения служит больной человек, нормальная жизнь которого нарушена условиями его существования». Он отмечал, что «цель клинического исследования – изучить условия существования человеческого  организма в среде».

Не следует забывать, что в России в XIX веке быстро развивавшаяся гигиена и примыкавшая к ней медицинская география  стремились решить многие проблемы, которые сегодня попадают в сферу интересов экологии человека. Гигиенисты в дореволюционной России называли гигиену наукой о счастье. Действительно, если человек здоров, сыт, живет в хороших коммунально-бытовых и санитарно-гигиенических условиях – это уже очень важно для счастья. Если бы гигиена развивалась в том направлении, которое гигиенисты наметили во второй половине XIX в., то термин «экология человека»  отсутствовал бы в нашей науке или имел бы гораздо более узкий смысл.

Наиболее известной антропоэкологической  концепцией, активно обсуждаемой и в наше время, стало мальтузианство – названное по имени английского священника Томаса Мальтуса,  в конце ХVIII века создавшего теорию, согласно которой рост народонаселения происходит в геометрической прогрессии, а рост средств существования в арифметической. Исходя из его теории, катастрофа неизбежна, так как производство продуктов питания растет несравнимо более медленными темпами по сравнению с приростом населения. Отталкиваясь от своих идей, Мальтус настойчиво требовал ограничения роста населения. Обращаясь к беднейшим слоям населения, он утверждал: если вы не хотите, что бы голод и войны уничтожали избыточное население, не допускайте появления детей, которых вы не сможете прокормить.

Сегодняшняя демографическая ситуация на планете  свидетельствует об обратном. В развитых странах, где  средств существования больше, демографическая кривая становится более плавной, а в странах «третьего мира», испытывающих недостаток средств существования, она взмывает вверх. И, соответственно, выход из планетарного демографического взрыва заключается в скорейшем достижении этими странами культурного и экономического уровня развитых стран.

Но как в свое время и Мальтус, так и неомальтузианцы сейчас предполагают варианты, ставящие под сомнение возможность ценностной переориентации общества, и предлагают прогнозы, опирающиеся на сегодняшний темп роста населения, согласно которым в скором будущем на каждого человека останется всего один кубический метр поверхности земли. И уже в нашем веке  еще более громко раздаются голоса в пользу принудительного ограничения рождаемости, и в некоторых странах проводится соответствующая политика.

Постепенно связь между качеством окружающей среды и жизнедеятельностью людей попала в сферу интересов широкого круга специалистов – географов, социологов, биологов, экономистов, врачей. Термин «экология человека» в 1921 году ввели американские социологи Эрнст  Берджесс и Роберт Парк, исследуя поведение населения в городской среде. Берджесс и Парк основали Чикагскую школу социальных психологов,  изучавшую взаимные отношения человека с его окружением и изменения внутри социальной системы с применением экологических методик. С этого времени начинается развитие экологии человека как самостоятельной научной дисциплины. Однако для того, чтобы  антропоэкология четко оформилась как отдельная область научных знаний, потребовалось еще несколько десятилетий.

Точкой отсчета современной экологии человека стала вышедшая в 1962 году книга английского биолога Рейчел Карсон "Безмолвная весна", посвященная анализу  отрицательных экологических последствий применения ДДТ – сильнодействующего пестицида, используемого для борьбы с сельскохозяйственными вредителями. Автор этого изобретения в 1947 году получил Нобелевскую премию, а уже через некоторое время стало ясно, что ДДТ поражает не только вредные виды насекомых, но, обладая способностью накапливаться в живых тканях, губительно действует на все живое, включая человеческий организм. Свободно перемещающийся на большие расстояния и с трудом разлагающийся препарат был обнаружен даже в печени пингвинов Антарктиды.

С книги Карсон начался этап накопления данных о негативных экологических последствиях НТР, который, в конечном счете, показал, что на нашей планете имеет место системный экологический кризис.

В 1968 году вице-президент итальянского автомобильного концерна ФИАТ Аурелио Печчеи созвал конференцию, в которой приняли участие политологи, биологи, социологи, генетики и экономисты со всего мира. На конференции  был утвержден международный исследовательский центр, названный «Римский клуб», которому было поручено исследовать состояние природных ресурсов Земли и предложить рациональную стратегию для решения экологических проблем.

Первый доклад для Римского клуба был подготовлен группой ученых Массачусетского технологического института во главе с  Деннисом Медоузом.

Доклад произвел большое впечатление и группе Медоуза заказали исследование проекта по «глобальному моделированию» с использованием ЭВМ. Результаты проведенного исследования в 1972 году были опубликованы в книге, которая называлась “Пределы роста”.

Медоуз вычленил из сложного комплекса глобальных социально-экономических процессов несколько наиболее актуальных для судеб человечества, а затем “проиграл” их взаимодействие на кибернетической модели с помощью ЭВМ совершенно так, как  уже в то время “проигрывались” сложные технологические процессы при определении оптимального режима работы какого-нибудь предприятия. В качестве ключевых процессов были избраны:  рост мирового народонаселения, рост промышленного производства и производства продовольствия, уменьшение минеральных ресурсов и рост загрязнения природной среды. Моделирование с помощью ЭВМ показало, что при существующих темпах роста населения мира и промышленного производства на протяжении первых же десятилетий XXI века минеральные ресурсы окажутся исчерпанными, рост производства прекратится, а загрязнение природной среды станет необратимым.

Чтобы избежать такой катастрофы и создать “глобальное равновесие”, авторы рекомендовали резко сократить темпы роста населения и промышленного производства, сведя их к уровню простого воспроизводства людей и машин по принципу: новое — только взамен выбывающего старого.

Сенсационной в концепции группы Медоуза стала даже не угроза глобальной катастрофы, а то, что в данном случае авторы апеллировали к авторитету не человеческого, а электронного мозга компьютера. И компьютер дал сигнал: впереди — катастрофа. Это-то и вызвало множество споров, продолжающихся и до сих пор.  Медоуза называли «Мальтусом с компьютером», обвиняли в порочности глобального подхода, не учитывающего существенных различий между отдельными странами, особенно между развитыми и развивающимися.

Но эти обвинения уже не представляли особого интереса. К весне 1973 года в разработку моделей — альтернатив моделям группы Медоуза — включились свыше десятка значительных исследовательских групп и ряд отдельных ученых. Число работ по этой проблематике стало расти, как снежный ком. Процесс моделирования был намного усложнен. В центре внимания оказалась разработка системы сценариев разрешения назревающих проблем. Одна группа таких сценариев касается различных вариантов помощи развивающимся странам со стороны развитых, имея в виду ликвидацию растущего пока разрыва между их промышленными потенциалами. Другая группа касается различных вариантов урегулирования отношений между странами — производителями и потребителями нефти. Третья — различных вариантов решения мировой продовольственной проблемы.

Общие выводы были следующими: дальнейшее развитие экономики без учета экологических последствий невозможно, рекомендуется объединить политическую экономию и социальную экологию в единую научную дисциплину, научиться принимать в расчет не только финансовую сторону производства, но и природные ресурсы, часто не поддающиеся финансовым оценкам. При существующих тенденциях в ближайшие десятилетия разрыв между развитыми и развивающимися странами возрастет до катастрофических масштабов с угрозой полного развала экономики последних, гибели сотен миллионов людей от голодной смерти и с серьезными осложнениями международных отношений в целом. Катастрофа ожидается, прежде всего, в ближайшие десятилетия в регионах, охватывающих развивающиеся страны мира; позднее она скажется и на развитых странах, которые и без того будут испытывать растущие трудности.

Деятельность Римского клуба положила начало новому экологическому представлению о целостности мира и всеобщей зависимости народов. В июне 1972 года  в Стокгольме прошло первое международное совещание по окружающей  среде, на котором впервые был четко поставлен вопрос об экологии  человека. После этого совещания термин «экология»,  ранее употреблявшийся лишь узким кругом биологов, стал быстро распространяться по страницам газет и журналов. И сегодня рассмотрение экологических проблем происходит уже с позиции национальной безопасности стран и целых регионов, а экологическое  мышление постепенно охватывает все большее число людей.  Это получило подтверждение на конференции ООН, проведенной в 1992 году в Рио-де-Жанейро, в которой приняли участие главы 179 государств и впервые мировое сообщество выработало согласованную позицию по проблеме окружающей среды на основе концепции устойчивого, экологически приемлемого экономического развития цивилизации.

В нашей стране экология человека в качестве специального научного направления долгое время не выделялась. Более того, до начала 1970-х годов она подвергалась активным атакам со стороны критиков, которые на базе марксистско-ленинской философии доказывали, что экология человека – «буржуазная лженаука», наряду с генетикой и кибернетикой, что она базируется на ложных концепциях, что представляет собой вариант социал-дарвинизма и не учитывает значения  общественного строя как главного фактора влияния на организм человека.

Роль проводника идей экологии человека взяла на себя медицинская география. В 1972 году вышла монография академика А.П. Авцина «Введение в географическую патологию», где был большой раздел, посвященный антропоэкологии. В 1974 году понятие «экология человека» вышло на обложку сборника  «Теория и методика географических аспектов в экологии человека», подготовленного к одноименной конференции, организованной институтом географии АН и институтом морфологии человека АМН. В 1983 году была опубликована монография Влаиля Петровича Казначеева, ныне директора НИИ общей патологии и экологии человека, под названием «Очерки теории и практики экологии человека».

В 1984 году научный совет Академии наук по проблемам биосферы организовал школу по экологии человека. Здесь была сделана попытка выявить систему понятий, концепций и модели экологии человека, ее отношения к традиционной экологии. В 1987 году Президиум Академии наук принял решение о разработке программы биосферных и экологических исследований. Программу одобрили, было принято решение о внедрении экологических исследований в тематику академических институтов. Для руководства этими исследованиями при Президиуме Академии была создана Экологическая комиссия, которая состояла из ряда секций, одна из которых носила название «Экология человека». В 1990 году при кафедре нормальной физиологии Российского университета дружбы народов был впервые организован курс «Экология человека».

Начиная с 1990-х годов антропоэкология прочно утверждается в системе российского образования и науки.

Предыдущая