Современная экологическая обстановка в отдельных странах и регионах оставляет желать лучшего. Миссия нашего сайте — обеспечить русскоязычных жителей планеты Земля актуальной информацией о защите окружающей среды, экологической безопасности и экологии в целом.

Полезные ресурсы и публикации:
- Новогодний пакет 2018 включает проживание 2 ночи новогодняя ночь 2018.
-

М.П. Чубик
Экология человека

Учебное пособие. – Томск: Изд-во ТПУ, 2006. – 147 с.

Предыдущая

2. История взаимоотношений человека и природы

2.5. Постиндустриальное общество

В аграрном обществе основная задача состояла в обеспечении населения элементарными средствами к существованию. Поэтому усилия были сосредоточены в сельском хозяйстве, в производстве продовольствия. В пришедшем ему на смену индустриальном обществе эта проблема ушла на второй план. В развитых странах 5–6 % населения, занятых в сельском хозяйстве, обеспечивали продовольствием все общество. На первый план выдвинулась промышленность. В ней была занята основная масса людей. Общество развивалось по пути накопления материальных благ.  Следующий этап связан с переходом к обществу услуг. Для осуществления технологических инноваций решающее значение приобретает теоретическое знание. Объемы этого знания становятся столь большими, что обеспечивают качественный скачок вперед. Чрезвычайно развитые средства коммуникации обеспечивают свободное распространение знания, что дает возможность говорить о качественно новом типе общества.

Термин "постиндустриальное общество" появился в США еще в 50-е годы, когда стало ясно, что американский капитализм середины столетия во многом отличается от классического индустриального капитализма, существовавшего до великой депрессии. Примечательно, что первоначально постиндустриальное общество рассматривалось в рамках линейного прогресса. Все сводилось к  экономическому росту, повышению благосостояния и технизации труда, вследствие чего сокращается рабочее время и увеличивается, соответственно, свободное. Но с конца 60-х понятие  «постиндустриальное общество» наполняется новым содержанием – возрастает престиж образования, появляется целый слой квалифицированных специалистов. Сфера услуг, науки и образования постепенно начинает преобладать над промышленностью и сельским хозяйством, где,  в свою очередь, тоже активно используются научные знания.

В постиндустриальном обществе национальные информационные ресурсы — самый большой потенциальный источник богатства. Постиндустриальная экономика — это экономика, в которой промышленность по показателям занятости и своей доли в национальном продукте уступает место сфере услуг, а сфера услуг есть, в свою очередь, преимущественно обработка информации, в связи с чем начиная с 90-х годов XX века, понятие информационного общества стали отождествлять с понятием постиндустриального общества.

Казалось бы, смещение приоритета современного общества с промышленного производства на обработку информации должно улучшить общую экологическую обстановку, но переход к постиндустриальному обществу невозможен без поддержки «третьих» стран, как в свое время был бы невозможен переход к индустриальному обществу в колониальных странах без поддержки колоний, находящихся на аграрной стадии развития. Аграрные колонии производили необходимое для пропитания населения продовольствие, что позволило осуществить промышленный переворот в их метрополиях.

На этапе перехода к постиндустриальному обществу видна похожая тенденция. Когда страны «третьего мира», такие как Африка и Латинская Америка, обеспечивают развитые страны продовольствием, страны «второго мира», в основном Китай, обеспечивают эти страны промышленными товарами. Сейчас трудно найти вещи, сделанные в странах западной Европы, и практически невозможно найти вещи, сделанные в США. Под американскими торговыми марками продаются товары, изготовленные, хоть и под строгим контролем американских кампаний, в Китае и в других «развивающихся» странах. Таким образом, можно говорить, что аграрная и индустриальная сферы экономики в развитых странах не исчезли, они просто были вынесены за пределы территорий этих стран. В производстве электроники на первое место сейчас вышел Тайвань – 80–90 % электроники и компьютерных комплектующих производится там. Скажем, Samsung и LG – названия этих тайваньских компаний у всех на слуху, но вряд ли кто-нибудь сможет назвать хотя бы одну американскую фирму, производящую бытовую технику.

Таким образом, переход к постиндустриальному обществу одних стран возможен только за счет других, но перенос экологически неблагополучных производств на территорию развивающихся стран не способен решить проблемы в глобальном масштабе. Он позволяет лишь на время снизить экологическую напряженность, и только в некоторых регионах планеты.

Для постиндустриального общества конца XX и начала XXI века характерны процессы глобализации экономики, одной из наиболее важных черт которой является рост роли транснациональных корпораций, таких как  IBM, Philips, Nestle или British petroleum. Управление экономическими процессами в современном мире сконцентрировано в 500 транснациональных корпорациях, обладающих практически неограниченной властью. В настоящее время они контролируют до половины мирового промышленного производства. Под контролем корпораций находится 90 % мирового рынка пшеницы, кофе,  чая и лесоматериалов, 85 % – рынка меди и железной руды,  75 % –  сырой нефти.

Совокупные валютные резервы транснациональных корпораций сейчас в несколько раз больше, чем резервы всех центральных банков вместе взятых. Фактически именно они сейчас формируют международную торгово-финансовую систему, в которой национальные государства выступают как второстепенные величины.

Если составить список мировых государств и транснациональных трестов в соответствии с их валовым национальным продуктом, то окажется, что «Дженерал Моторс» будет 23-м по экономической мощи, «Форд» – 24-м, «Мицубиси» – 25-м. Окажется, что более десятка корпораций гораздо богаче таких стран, как Россия, Греция, Израиль, Пакистан, Сингапур и многих других.

Суверенным государствам приходится постепенно, сначала экономически, а затем политически, делить власть с надгосударственными институтами корпораций. При этом влияние государств идет на убыль и власть все больше переходит в руки транснационального капитала и подконтрольных ему международных институтов. Между национальными элитами и транснациональными корпорациями идет сложная борьба за влияние в международных организациях, таких как Международный валютный фонд  или Всемирная торговая организация.

Свободно перемещаемый в современном экономическом пространстве транснациональный капитал находится вне юрисдикции национальных государств. Естественно, он ищет наиболее доходные рынки и является по большей части спекулятивным. Сейчас общий объем рынка ценных бумаг приближается к $100 трлн, а   если учесть, что объединенный фонд 23 развитых стран составляет около $550 млрд, то становится очевидным, что даже при согласованной политике всех мощных государств они не могут направлять для борьбы со спекулятивными операциями суммы, сопоставимые с оборотами финансовых рынков.

В современных условиях либерализации финансовых рынков и смягчения валютного контроля транснациональный капитал получил возможность при желании обрушить финансовые рынки практически любого государства. В начале XXI века  сложилась совершенно новая историческая ситуация, когда государства уже не имеют достаточной мощи для крупномасштабных финансовых операций, противодействующих движениям спекулятивного транснационального капитала. Подобная ситуация имеет далеко идущие экологические последствия. Колоссальный разрыв между реальным и фиктивным капиталом не позволяет правительствам национальных государств осуществлять капитальные вложения по их усмотрению для решения экологических и гуманитарных проблем национального характера, развитию производства.

Благосостояние транснациональных корпораций находится вне зависимости от социально-экономических и экологических потребностей населения стран и регионов, чьи природные и трудовые ресурсы используют эти структуры. Подобное положение порождает целый ряд проблем, во многом определяющих демографическую ситуацию, качество жизни и состояние здоровья людей. Это объясняется прежде всего тем, что корпорации в первую очередь заинтересованы в эффективности использования вложенного ими капитала, а не в экологическом или социальном благополучии той или иной страны.

Все более активную политическую и экономическую роль начинают играть крупные мегаполисы, которые являются идеальной «средой обитания» для  транснациональных корпораций. Жители крупных городов постепенно вырабатывают некую новую интернациональную субкультуру. Они смотрят одни и те же всемирно информационные программы, воспитаны на единых стандартах образования и поведения, живут в едином убыстренном ритме. Житель Нью-Йорка или Лондона имеет в повседневной жизни гораздо больше общего с жителем Москвы, чем тот – с россиянином из маленького провинциального городка или села. Следует заметить, что многие крупные города по масштабам своей экономической деятельности превосходят средние национальные государства. Например, Токио производит вдвое больше товаров и услуг, чем Бразилия. Крупные города становятся самостоятельной силой в экономической и политической сферах и в своих растущих амбициях активно идут на союз с корпорациями. Создание таких союзов представляет собой новый тип взаимодействия человеческого общества с окружающей средой. Это создает неблагоприятные условия для развития государства в целом, его национальной культуры, традиций, во многом определяющих сохранение экологии и здоровья населения страны.

В общем виде постиндустриальный город может рассматриваться как расширенный индустриальный город, характеризующийся более высокой численностью населения и значительно большим потреблением энергии, особенно электричества, на душу населения. Это более высокое потребление обусловлено тем, что основная часть промышленного производства в постиндустриальном городе приходится на энергоемкие отрасли промышленности. Новые материалы, такие как пластик, металлы, прошедшие сложную обработку, а также переработанные органические химические соединения, требуют при производстве больших затрат энергии, чем предметы массового потребления индустриального города.

Современная цивилизация  полностью зависит от ресурсов энергоносителей – нефти и газа. Цены на эти природные ископаемые сегодня определяют огромное число явлений, происходящих в мировом сообществе. Желание осуществлять контроль за добычей нефти и газа продиктовано не только экономической заинтересованностью отдельных людей, но и целых стран и  транснациональных трестов. Наличие энергоресурсов в современном мире определяет способность общества существовать и развиваться. В то же время научные исследования убедительно показывают, что ресурсы планеты не беспредельны, и наряду с нехваткой вторичных природных ресурсов, и, прежде всего энергоресурсов, человечество все более остро будет ощущать приближение экологической катастрофы. Рост населения Земли значительно опережает возможности производства пищи. Объем выбросов и стоков загрязняющих веществ превосходит способности природной среды к самовосстановлению.

Процессы глобализации мировой экономики не  снимают экологической напряженности, а лишь усугубляют ее. Хотя в то же время очевидно, что экологические проблемы современности носят глобальный характер и не могут быть решены какой-либо одной страной мира. С этих позиций процесс глобализации может играть положительную роль в обеспечении жизни на Земле и возможности развития человеческого общества.

Предыдущая